eng | pyc

  

________________________________________________

Splyf
(перевод: Ater)
1. Дворец Долчета

Это - первый из долчетовской серии рассказов про Трину и Кристину.

Глава 1. Что надеть?
Закончив брить лобок и киску, Трина разглядывала себя в большом, в полный рост, зеркале в ванной. Роста она была не слишком высокого, но и не слишком маленького. Свои тёмно-каштановые волосы она носила длиной до плеч. Её восемнадцатилетнее тело, со спелыми крепкими грудками размера C и упругим круглым задком, было просто очаровательно.
В общем, осмотр оставил Трину вполне довольной. И это хорошо, подумала она, потому, что сегодня вечером ей мало что удастся скрыть.
Она была немного обескуражена нарядом, который ей предстояло носить, но, тем не менее, вернулась в свою комнату, чтобы надеть его. После долгих и безуспешных попыток приладить его хоть как-то получше она безнадёжно пожала плечами и пошла на кухню к матери.
– Всё-таки, мама, ты могла бы найти для нас что-нибудь поприличнее! – пожаловалась Трина и с досадой поглядела на своё почти голое тело.
На ней были надеты трусики и лифчик, которые ей выдала мама. Материал был светло-зелёного цвета, почти прозрачный, и всё было очень, очень маленькое. Лифчиком служили тонкие шнурки с двумя кусочками тонкой ткани, которые едва прикрывали просвечивавшие насквозь соски. Трусики тоже состояли из одних шнурков, с боков и сзади. Узенькая полоска прозрачного нейлона снизу тоже мало что оставляла воображению. Её даже не хватало на наружную часть её губок, а спереди она едва прикрывала клитор. А если чуть-чуть натянуть, она целиком проваливалась в щёлку!
– Хватит жаловаться! – улыбнулась мама и подошла к зазвонившему телефону. Как поняла Трина, это звонила миссис Малколм, мама её подруги Кристины.
Трина и Кристина упросили своих родителей взять их в недавно открывшийся в их городе Дворец Долчета, потому что сегодня вечером там будут приготовлены и съедены две девочки из их класса, и большинство их одноклассниц и одноклассников собирались присутствовать при этом событии.
К сожалению, вход во Дворец был безумно дорогим. Однако был один способ получить скидку: если семья девушки или молодой человек брали девушку с собой и присваивали ей «особый статус». Чтобы даровать девушке «особый статус», Дворец Долчета, однако, требовал, чтобы она носила только нижнее бельё или и того меньше, и чтобы её мясо «было готово для немедленной обработки». Последнее на практике означало просто, что надо было гладко выбрить всё тело.
Некоторые из одноклассниц Трины попросили своих дружков или просто знакомых парней взять их с собой, но родители Трины считали невозможным доверить свою дочь какому-то легкомысленному молодому человеку. Таким образом, как ещё нескольким одноклассницам, ей пришлось упросить родителей пойти с ними. Отец Трины сразу согласился, и девчонки были вне себя от радости. По крайней мере, пока они не увидели, что им придётся надеть…
– Это была миссис Малколм. Они будут ждать нас на парковке через полчаса, так что пора двигаться. Брент, ты готов?!
– Я готов! – появился Брент и оценивающе смерил сестру долгим взглядом.
– Тогда быстро в машину, а папа подъедет прямо с работы!

Глава 2. Во Дворце
Поездка была недолгой, и Трина была рада, что, когда она выбралась из машины, уже стемнело. Она шла босиком по асфальту парковки. Вечер был тёплый, и ей совсем не было холодно, но, подходя к входу, она зябко поёжилась.
В том же направлении двигалось много других семей и парочек. Большинство девочек были одеты так же вызывающе, как и она, но на удивление многие были совершенно голые. Это чуточку утешило Трину.
– Вот, наконец, и ты, Тринка! Привет! – крикнула Кристина из очереди на вход.
На ней был надет точно такой же комплект, как на Трине, однако на её более объёмистой груди он выглядел ещё более незаметным. У неё, как и у Трины, были тёмные волосы, только подлиннее. Она была покороче Трины, с более массивными грудью и попой, и была близка к той грани, за которой её можно было бы назвать толстушкой.
По обеим сторонам от неё стояли её родители, которые радушно поздоровались с мамой и братом Трины.
– Вот, значит, какой он!.. – сказал мистер Малколм, с любопытством оглядывая трёхэтажное здание с фасадом, оформленным в стиле казино.
Над входом горела громадная неоновая фигура девушки, нанизанной на вертел и жарящейся над огнём. Образцом послужили старые рисунки легендарного художника Долчета. Его идеи развивались в подпольных сообществах интернета задолго до легализации гинофагии [«бабоедство», от греческих корней гине – (женщина) и фаг – (поедать). – прим. перев. ].
– Говорят, внутри нас ждёт масса острых впечатлений! – лукаво улыбнулась в ответ мама Трины.
– Конечно, это куда более захватывающе, чем просто вытянуть номер в лотерее и быть забитой и разделанной в соседней мясной лавке! – заметила миссис Малколм и повернулась к девочкам. – Сколько девочек из вашего класса будут приготовлены сегодня?
– Только две! – ответила Кристина. – Линда и Джоанна! Они, наверное, уже внутри!
– Они сами решились на это, или… – полюбопытствовала мама Трины.
– Да, конечно же, нет, мама! – удивлённо посмотрела на неё Трина. – Родители Линды предложили ей выбор: или это, или быть забитой для семейного торжества через месяц!
– Да, и поскольку она… встречалась с Питом, новым помощником мясника Ала, ей не хотелось, чтобы он разделывал её, и она решила пойти сюда! – добавила Кристина.
– А что же Джоанна? – вставила мама Трины.
– Ну, она… пошла заодно с Линдой! – фыркнула Кристина и, заметив недоумение матери, добавила. – Они же лучшие подруги, понимаешь!
– Смотри, там идут Сэм и Джоэл с Анной и Луизой! – показала в сторону парковки Трина.
– Боже мой, ты только посмотри на них! – Кристина была шокирована. На их подругах были тонкие бикини из латекса, но латекс был совершенно прозрачным! С таким же успехом они могли вообще не надевать ничего!
– По сравнению с ними мы выглядим почти прилично! – рассмеялась Трина
– Девочки, я думаю, вы обе выглядите сегодня более чем прилично! – это был весёлый голос отца Трины, который, незамеченный, подошёл сзади.
– Привет, папа! – ответила Трина, закатив со вздохом глаза.
– Детка, ты выглядишь так вкусно, хоть прямо на стол!
– Размечтался! Мы здесь только напоказ, папочка! Руками не трогать!
– Как скажешь, детка! – рассмеялся он и поцеловал жену.
Трине не очень понравились их улыбки, но тут очередь продвинулась, и она про всё забыла, погрузившись в фантазии о предстоящем вечере.
После недолгого ожидания в очереди они, наконец, вошли внутрь. Двое устрашающего вида привратников внимательно осмотрели девочек и, очевидно, одобрив их смелые наряды, кивнули билетёру. Тот продал отцу Трины билеты со скидкой, положенной специальному статусу девочек. А вот девочке позади них повезло меньше.
– Извините, сэр, с вашей супругой всё в порядке, но вот ваша девочка… совершенно неподобающе одета! – сказал один из привратников. – Если она хочет получить скидку, ей придётся снять всё остальное!
У мужчины, как и у его жены, был очень недовольный вид. На матери девочки были только чёрные кожаные ремешки, поддерживающие обнажённую грудь, и кожаный ремень на бёдрах. Её бритый лобок оставался совершенно неприкрытым.
– Говорила я тебе, что это не подойдёт! – прошипела жена, ухватив дочку за плечо и встряхнув.
Девочка, стройная большегрудая блондинка лет девятнадцати, выглядела испуганной. На ней было стандартное, хоть и маленькое, бикини чёрного цвета, вполне подходящее для пляжа в летний день.
– Но, мама, я… – запинаясь, выговорила девочка и умоляюще взглянула на отца.
– Никаких «но»! – решительно возразил отец и скрестил руки на груди. – Раздевайся немедленно догола, чтобы нас пропустили!
– Совсем догола?! Но так нечестно!
– А ну шевелись, или попадёшь к папе на стол вместе со мной! – кончилось терпение у её матери, которая, очевидно, собиралась быть приготовленной сегодня.
Девочка, насупившись, сбросила бикини и вошла во дворец голышом.
Трина и Кристина едва сдерживали смех, наблюдая эту маленькую драму. Когда они вошли в фойе-гардероб, их ждало первое из острых ощущений этого вечера.
– Ты только посмотри на это! – ахнула Трина и показала на трёх девушек, своих ровесниц.
Девочки были обнажены, выбриты, их руки были связаны за спиной. Они стояли, или, вернее сказать, висели у левой стены фойе, удерживаемые удавками-гарротами за вытянутые шеи и едва касаясь пола пальцами ног. Их тела, с ног до головы покрытые потом, извивались в отчаянной попытке найти опору. На лицах была написана смесь ужаса и… экстаза?..
Трина слышала их тихие всхлипы и физически чувствовала, как они борются за каждый глоток воздуха.
– Как долго они так висят? – спросила Кристина у нагой служащей Дворца, которая ставила ей на голое плечо красный штамп гостя «с особым статусом».
– Блондинка справа уже около получаса, долго она уже не протянет, а остальные две совсем свежие!
– Понятно! Проигравшие в лотерее? – Кристина слышала, что Дворцу иногда приходится покупать девушек у мясников, чтобы встретить спрос на мясо и развлечения.
– Не все! Две свежие девочки пришли час назад в качестве «особых гостей», совсем как вы, но их парни решили пожертвовать их для шоу! – улыбнулась девушка и шлёпнула штамп на плечо Трине.
В тот же момент «получасовая» девушка сдалась и потеряла сознание. Тонкая верёвка, принявшая полный вес тела, затянулась и выдавила из девушки последние остатки жизни. Как только её глаза закатились, подошли двое мужчин и срезали её с верёвки. Один из них перекинул безжизненное тело через плечо и унёс его прочь.
– Наверное, пойдёт в суп, – прокомментировал Брент.
Девочки рассеянно кивнули, в ужасе глядя на новую девушку, которую привели на смену погибшей. Тем не менее, девушка улыбалась, пока мужчины привязывали её, и даже когда она начала свою предсмертную борьбу.
Рядом стояли дружки двух других девушек и поддерживали их ободряющими возгласами, помогая продержаться подольше. Парни явно ловили кайф, и, как с чем-то вроде зависти подозревала Трина, девушки тоже.
– Хорошо всё-таки, что нам не разрешили пойти с мальчишками! – хмыкнула Кристина, выходя из фойе.
– Да уж, с родителями гораздо безопаснее… наверное?
– Конечно, девочки! – рассмеялся отец Кристины, шлёпнув дочку по голой попе. – Если мы дадим вам возможность принять участие в шоу, то это будет не в фойе!
– Очень смешно! – саркастически заметила Кристина и ловко увернулась от его руки, нацелившейся снова ущипнуть её за попу. Как и Трину, её тревожили странные высказывания родителей.
Но тут они достигли Плазы – центральной площади Дворца – и замерли в восхищении, пытаясь охватить взглядом все ужасные, прекрасные и совершенно умопомрачительные зрелища, открывшиеся их глазам.
С нижнего этажа Плазы были видны ряды круговых балконов, охватывающих её. Кругом были сотни людей, примерно половина из них – обнажённые или полуобнажённые девушки. Большинство – подростки, но попадались и двадцатилетние, тридцатилетние и даже несколько сорокалетних.
Тёплый влажный воздух был напитан ароматами пряностей и жареного мяса. Плаза была заполнена ресторанами и кафе. Несколько ресторанов были в центре, но большинство было расположено по окружности Плазы. Как и можно было ожидать, почётное место в меню занимали девушки, живьём зажаренные на вертеле или приготовленные каким-нибудь другим занимательным способом.
Разговоры и смех сотен гостей и девичий визг сливались в приятный шумовой фон. Временами, однако, откуда-то с верхних этажей сквозь шум на какой-то миг прорывался отчаянный предсмертный вопль, чтобы тут же оборваться…

Глава 3. Шальные деньги
– Девочки, мы собираемся выпить по чашечке кофе, перед тем как выберем ресторан, так что можете пока погулять вокруг, – предложил отец Трины, – если, конечно, не хотите пойти с нами.
– Нет, мы сами! Пока! – поспешно ответила Трина и повернулась, чтобы уйти вместе с Кристиной.
– Возвращайся через час, милая!
– Хорошо, мама! – и Трина с Кристиной влились в толпу людей и обнажённых тел.
Они решили разыскать Анну с Луизой, которых они заметили снаружи.
Долго искать не пришлось. Неразлучная пара то ли голых, то ли нет девчонок уже приветственно махала им от какого-то стенда, где они стояли со своими дружками.
Луиза, с её тёмно-рыжими волосами, постриженными под мальчика, выглядела совершенно потрясающе. Она была высокая и стройная, ноги до ушей, а её восхитительные грудки размера C словно презирали закон всемирного тяготения. Трине всегда казалось, что она похожа на молодую Джейми Ли Кертис.
Анна была пониже ростом, с короткими белокурыми волосами и небольшой грудью.
– Привет, Анна! Привет, Луиза! Чем это вы здесь заняты? – спросила Трина, стараясь не обращать внимания на шуточки мальчишек насчёт её с Кристиной лилипутских костюмов.
– Привет, девчонки! – ответила Анна. – Мы тут добываем лишние баксы на уикэнд! Вы прочли это?!
– Гм? Нет! – и Трина обратила внимание на объявление: «Зарегистрируйтесь и получите 200 долларов даром – никаких обязательств!»
– И что же это значит? – полюбопытствовала Кристина.
– Всё, что нужно сделать, это зарегистрировать своё мясо при Дворце, и они выплатят тебе 200 баксов, просто так! Здорово, да?! – Луиза подпрыгивала от возбуждения, и её внушительные сиси раскачивались из стороны в сторону.
– Так что же, юные леди? – спросил мужчина за конторкой, с радушной улыбкой протянув Трине и Кристине бланки договоров. Несколько девушек уже заполняли формы и сдавали их другому клерку.
– Ну… а вам-то какая от этого выгода? – подозрительно спросила Трина, принимая от него бумаги. – Раз мы не несём никаких обязательств…
– Откровенно говоря, барышня, наш опыт показывает, что когда мясо зарегистрировано, у него гораздо больше шансов оказаться на тарелке где-нибудь здесь! Но всё это абсолютно добровольно, и если вы боитесь, то просто не регистрируйтесь! – и он протянул руку, чтобы забрать бланк назад.
– Погодите… Эх, была не была! Лишние баксы всегда пригодятся! – хихикнула Трина, и под дружное одобрение обоих мальчишек все четыре девочки подписали бумаги, оставив номера счетов, куда перевести деньги.
– Отлично, девочки! Теперь, пожалуйста, пройдите за моим коллегой, чтобы вас пометили! – вдруг сказал мужчина, когда девочки собрались было уходить. К ним подошли двое мужчин в синей униформе.
– Пометили?! – на лице Трины было написано недоумение.
– Да, и, пожалуйста, уберите весь этот текстиль! – добавил один из мужчин в синем и одним ловким движением сдёрнул лифчик с груди Кристины.
– Ах да, мы забыли сказать вам! – хихикнула Луиза, и они с Анной в мгновение ока избавились от своих прозрачных бикини. – После регистрации нельзя ничего носить, и они пометят нас как мясо!
– Не бойтесь, я слышала, это совсем не больно: как комарик укусит, и всё! – ухмыльнулась Анна и бесстыдно подёргала себя за одну из гладко выбритых губок киски.
Мальчишки присвистнули и с интересом проследили, как Трина с Кристиной нехотя разделись и выкинули в мусор свои тряпочки. Затем они гуськом отправились следом за одним из мужчин, тогда как другой замыкал шествие.
Трина чувствовала себя пойманной в мышеловку. Она не могла поверить, что дала себя уговорить! Что они скажут родителям через час, или даже меньше?!
Девочек привели к маленькому загону рядом с большим рестораном, где подавали девушек, приготовленных в азиатском стиле. За оградой, на пятачке четыре на четыре метра, весело переговариваясь, коротали время семь-восемь других обнажённых девочек. Трина была рада, что этот загон находится достаточно далеко от кафе, где сидели её родители.
– Чёрт, я чувствую себя, как корова по дороге на бойню! – ухмыльнулась Кристина, когда девушек затолкали в загон. Было тесно, и они почти касались друг друга.
– И не говори! – вздохнула Трина, наблюдая, как девушек перед ними одну за другой уводили на обработку. Вскоре подошла очередь Луизы.
– Грудку или киску? – деловито спросил мужчина.
После секундного раздумья Луиза решила:
– Киску, пожалуйста.
Её подвели к столу и попросили присесть на край и, откинувшись назад, подставить киску мужчине в синем комбинезоне.
– Не шевелись, пожалуйста! – сказал мужчина, держа в руке что-то вроде пистолета. Большим и указательным пальцами левой руки он оттянул левую губку Луизы. Луиза зажмурила глаза, раздался щелчок, и её нежную плоть пронзило серебряное кольцо.
Кольцо было довольно большое и толстое, не такое, как обычные кольца для пирсинга. Скорее, оно походило на кольца, которыми прикрепляют бирки к ушам коров.
Мужчина прикрепил к кольцу синюю пластиковую бирку и отпустил улыбающуюся во весь рот Луизу. Девчонки, вытаращив глаза, разглядывали её бирку: Анна с восхищением, Трина и Кристина со страхом.
– А почему нам дают выбор, куда прикрепить бирку? – спросила Трина, глядя как следующей девочке прокололи сосок. – Ох, сосок, похоже, это больно!
– Не знаю, но я выбираю киску! – решила Кристина.
– Кто следующая? – спросил мужчина.
Анна смело вышла вперёд и дала проколоть себе киску. Во время операции она не издала ни звука и поспешила к Луизе, чтобы, хихикая, обменяться впечатлениями.
Следующей была Трина, и она тоже сумела удержаться от вскрика, заработав дырку в своей толстой губке. Её удивило, насколько незначительной оказалась боль и насколько сильно её возбудила эта процедура. И не только её, судя по выражениям лиц других девчонок.

Глава 4. Знакомые лица
– Я прямо-таки чувствую себя, как ходячее мясо! – шёпотом призналась Трина, когда они вышли наружу.
– Ох, и не говори! – вздохнула Кристина, колеблясь, прикрыть ли ей свою меченую письку ладошкой или нет. – Быть голой, к этому ещё можно привыкнуть, но эта бирка, это… просто унизительно!
– А что мы скажем родителям? – поёжилась Трина.
– В любом случае, что же написано на этих проклятых бирках? – и Кристина, опустившись на колени, взяла в руки бирку Трины:
– Мясо номер 124GFX765JK – доброволец, – прочла она вслух.
– «Доброволец», блин! Этот гад обманул нас!
– Девчонки, идите сюда! Мы нашли их! – донёсся голос Луизы из ресторана рядом с жаровнями для барбекю.
Трина и Кристина сразу поняли, кого она имеет в виду. Конечно, Джоанну и Линду, героинь сегодняшнего вечера!
Подойдя поближе, они увидели, что это был греческий ресторан. Недалеко от столиков, на открытом воздухе, на шести вертикальных шампурах, наподобие кебабов, вращались шесть девушек. На одном из шампуров они увидели аппетитное во всех смыслах тело Линды.
– Вау, вы только посмотрите на неё! – восхитилась Анна, подойдя к печкам насколько позволял пышащий жар. – Какая красота!
– Уже неживая, жаль! – огорчилась Трина.
Линда была проткнута вертелом от влагалища до рта и, очевидно, жарилась уже долго, покрывшись аппетитной золотистой корочкой. Её безжизненные полуприкрытые глаза уставились в потолок.
– Это что, видели бы вы, как она трахалась с вертелом, пока была жива! – раздался знакомый голос, и из-за печки выглянула улыбающаяся во весь рот Джоанна. Она была вполне живая и, как и остальные, носила бирку в промежности.
– Привет, Джо! Тебя ещё не приготовили? – обрадовалась Луиза и, протянув руку, прикоснулась к плечу подруги. – Когда тебя должны зажарить?
– Жаль, но на кебаб меня не взяли. Пока я обслуживаю столики, а где-то через час или два меня сварят, а потом нашинкуют для мусаки.
– Понятно. Ну и крутизна! – восхитилась Луиза и уважительно покосилась на внушительные груди Джоанны. – Из этих дынек наверняка выйдут самые аппетитные ломтики!
– Как скажешь! – рассмеялась Джоанна и гордо приподняла свои сиси обеими руками. – Ну а вы четверо? Я смотрю, вы уже ходячее мясо, так каким же манером вы планируете попасть на тарелки?
– Нет-нет, мы только зарегистрировались за 200 баксов! – поспешила возразить Трина.
– Как же, как же! То же самое говорили другие пять девчонок рядом с Линдой, когда они пришли сюда со своими родителями или парнями. Так что, не зарекайтесь, девоньки! Могу поспорить, я увижу вас на кухне ещё до того, как сама пойду в котёл!
– А я спорю, что ты ошибаешься! – рассмеялась Луиза и собралась уходить. – Мы зайдём попозже посмотреть, как ты будешь вариться! Удачи!
– Ага! – ухмыльнулась Джоанна и повысила голос, чтобы уходящие девочки её слышали. – А может, одна из вас кончит в котле рядом со мной! Кто знает?!

Глава 5. Вверх и вниз
– Да забудь ты о ней! – сказала Кристина, видя, что Трина приняла близко к сердцу дурацкие предсказания Джоанны. – Ей просто завидно, что мы не попали в суп, как она!
– Да, наверное, ты права! – улыбнулась Трина и на ходу приобняла подругу за талию.
Тут же из-за спины раздался знакомый голос:
– Так-так-так, и кто эти бедняжечки, которых продали на мясо?!
– Привет, Джейнис! – вздохнула Трина и нехотя обернулась, оказавшись лицом к лицу со своим личным врагом номер один.
Джейнис была типичной избалованной дочкой-дурой богатых родителей. Натуральная блондинка, с идеальными ногами и грудью, она побеждала во всех соревнованиях чирлидеров и пользовалась огромной популярностью среди своих богатеньких друзей. С лица у неё не сходила самодовольная улыбка. А ещё она недолюбливала Трину и её подруг.
– Ну и как же вы обе дошли до жизни такой?! – торжествующе осведомилась Джейнис. Она была полностью одета в короткую белую юбку и синий джемпер, словно явилась сюда после тренировки чирлидеров.
Две её подпевалы, Элизабет и Моника, тоже из команды чирлидеров, стояли позади и дебильно хихикали. В школе они всегда таскались хвостом за Джейнис и во всём её поддерживали. В отличие от Джейнис, на них было только бельё, одинаковое и дорогое на вид, и на плечах у них были штампы «гостей особого статуса».
При взгляде на них, стоящих полуголыми за своей «королевой», Трина не могла удержаться от мысли про «госпожу» и её «личных рабынь».
– Если хочешь знать, Джейнис, мы зарегистрировались потому, что это прикольно! – с фальшивой улыбкой ответила Кристина. – Но тебе, конечно, слабо это сделать!
– А мне и не надо! У меня достаточно денег! – фыркнула Джейнис и высокомерно проследовала мимо. – До встречи на моей тарелке, лесбо-дурочки!
– Не дождёшься! – прошипела ей вслед Трина и шёпотом добавила. – «Лесбо», это надо же! Сама-то, со своими «рабынями»!
– Прошмандовка! Хотела бы я её увидеть на вертеле! – рассмеялась Кристина и взглянула на эскалатор. – Идём, посмотрим, что там наверху! Не ходить же здесь весь вечер!
Трина немедленно согласилась, и девочки отправились наверх. Они решили осмотреть сначала самый верхний этаж. Здесь не было ресторанов, только бары и маленькие кафе среди магазинов, которые продавали кухонную утварь для приготовления женского мяса, или плётки и другой садо-мазо инвентарь. Здесь было совсем не так людно, как внизу, и музыка была тоже приглушённая.
Девочки недоумевали, откуда же доносились вопли, которые они слышали внизу. И тут, как по заказу, они услышали пронзительный девичий визг. Повернувшись в его направлении, они увидели, как с противоположного балкона какая-то девушка буквально «шла по доске», как в историях про пиратов.
В ограждении балкона был сделан просвет, и из него выступала самая настоящая доска, обрываясь в воздухе. К доске выстроилась маленькая очередь обнажённых девушек. Руки у них были связаны за спиной, а на шеях были верёвки, прикреплённые другим концом к тросу, идущему вдоль потолка. За ограждением балкона трос плавно спускался вниз и заканчивался у балкона этажом ниже.
Тем временем на доску ступила следующая девушка. Двое мужчин в пиратских костюмах кололи её в попу острыми концами настоящих сабель, вынуждая двигаться вперёд, пока она с воплем не сорвалась вниз. Сначала она, вися в петле, быстро скользила по тросу, но по мере приближения к балкону внизу её движение замедлилось, и она остановилась, чуть-чуть не достигнув приёмной платформы.
Трина и Кристина обежали вокруг балюстрады, чтобы лучше рассмотреть, что происходит на той стороне.
Внезапно они поняли смысл игры.
На провисшем тросе совсем рядом с противоположным балконом висели бок о бок четыре девушки, сражаясь за каждый глоток воздуха. Каждый раз, когда новая девушка съезжала по тросу, первая в ряду продвигалась ближе к спасительной ступеньке. Если она была ещё в сознании, и ей удавалось ступить на твёрдую почву, её освобождали. Если нет – двое мужчин стояли наготове, чтобы срезать безжизненное тело с верёвки.
– Потрясно! – прошептала Трина.
Некоторое время подруги стояли и наблюдали за происходящим. Похоже, только треть девушек выбирались из этого испытания живыми, остальные же расставались с жизнью в петле.
– Угу! Идём, посмотрим поближе! – когда они подошли к очереди из пятнадцати, или около того, девушек, они замерли, уставившись на трёх девушек в самом конце.
Это были Мария и Эрика из их класса и мама Эрики. Её папа стоял здесь же с видеокамерой наготове. Все они оживлённо обсуждали, как будут толкать друг друга в спину к спасительной платформе внизу.
Эрика и её мама обе были худощавые и высокие, с узкими бёдрами и маленькой грудью. Свои длинные волосы, выкрашенные у обеих в светло-каштановый цвет, они подвязали повыше, чтобы открыть шею для верёвки. Мария была пышногрудая, немного полноватая блондинка.
– Трина, Кристина! Привет! – обрадовалась Эрика и выступила из шеренги, насколько ей позволяла верёвка на шее, чтобы обняться с подругами. Поскольку руки у неё были связаны за спиной, обнимать её пришлось Трине и Кристине. – Вас-то нам и не хватало!
– Что ты имеешь в виду? – подозрительно спросила Кристина
– Ну, мы тут немножко нервничаем, потому что мы в самом конце очереди! – хихикнула Мария. – Если скоро не подойдут другие девочки, нам придётся плохо! Нужно по крайней мере четверо, чтобы протолкнуть одну в безопасную зону, а на виселице дольше десяти минут не продержаться!
– Так что же, вы хотите, чтобы мы встали за вами?! – у Трины отвисла челюсть.
– Ну… ведь вы уже получили мясные бирки… так что терять вам нечего… – неуверенно начала Эрика. Трина заметила, что у всех троих бирки были продеты в соски, а не в киску.
– Нет-нет, мы сделали это только из-за денег! Мы вовсе не собираемся расставаться с жизнью! – рассмеялась Кристина.
– Я тоже пас, девчонки! Эта игра слишком рискованна для меня! – подтвердила Трина.
– Ну, как хотите! Можете полюбоваться, как мы отчалим! – скорчила гримаску Эрика и, повернувшись к отцу, весело выставила свои маленькие грудки:
– Постарайся, чтобы их приготовили, как ты любишь, папочка! То есть, это если меня разрубят после виселицы! И не забудь про бумажники!
– Не забуду, детка, и обязательно сниму всё на ленту! – помахал он видеокамерой.
Трина обратила внимание, что Эрика, первая из трёх в очереди, стояла впритирку к Марии. Присмотревшись, она заметила, что Эрика тайком ласкает влажную киску Марии своими связанными за спиной руками. Мария совсем не возражала и временами интимно шептала что-то на ухо Эрике. Мама Эрики тоже всё видела, но только одобрительно улыбалась. Глядя на эту сцену, Трине тоже захотелось поиграть со своей киской, но это было бы слишком вызывающе, при отце Эрики и других.
Вскоре Трина и Кристина, затаив дыхание, увидели, как все трое одна за другой соскользнули вниз по тросу.
– Идёмте, девочки, встретим их внизу! – позвал их отец Эрики, отключив видеокамеру.
Трина вопросительно взглянула на Кристину, которая пожала плечами, и девочки побежали за ним к эскалатору.
– Вы только посмотрите, как они сражаются за жизнь! – загорелись глаза у отца Эрики, и он снова начал снимать свой фильм.
Двое мужчин срезали с верёвки тридцатилетнюю женщину, первую на подходе. Её мёртвое тело было брошено на тележку, наподобие тех, на которых перевозят багаж в аэропортах. Там уже было около десятка тел других неудачниц.
Следующая, миловидная рыжеволосая девочка, нашла в себе силы зацепиться кончиками пальцев ног за край платформы и, когда очередная девушка съехала по тросу и подтолкнула маму Эрики чуть вперёд, рыженькая сумела-таки встать на ноги и спастись. Её приняли в распростёртые объятья две подружки, тоже со следами от верёвок на шее. Все трое долго обнимались и целовались, с восторгом делясь своими переживаниями. Уходя, они задержались у тележки, попрощаться со своими менее удачливыми подругами.
– Ой, мамочки! – выдохнула Трина, зачарованно глядя, как Эрика, которая теперь оказалась ближайшей к выходу, отчаянно пытается забросить ноги на стальную платформу.
Как и опасались девочки, пополнение появилось не скоро. Силы Эрики убывали, и, несмотря на подбадривающие крики Трины и Кристины, она, в конце концов, испустила дух. Позади неё Мария и мама Эрики тоже прекратили борьбу и безжизненно повисли в петлях. Мужчины срезали три тела и бросили в общую кучу. Тележка была полна, и третий мужчина на электрокаре увёз её прочь.

Глава 6. Подарок папочке
– Мистер Джонс! – обратилась Кристина к отцу Эрики, когда он уже было собрался уходить. – А что это Эрика имел в виду насчёт каких-то «бумажников»?
– А вот это! – и он со смехом протянул руку вниз и непринуждённо ухватил Кристину за письку.
Ошеломлённая Кристина оцепенела, позволив ему перебирать её нежные губки, как будто он проверял в супермаркете качество говяжьей вырезки. Эта мысль завела Кристину ещё больше, и она почувствовала, что начинает подтекать.
Отпустив Кристину, он продолжил:
– Здесь есть кожевенная мастерская, где делают бумажники из кисок! Всего лишь за час, и ещё могут надпечатать вашу монограмму бесплатно! Конечно, вы уже всё испортили, продырявив свои киски!
– Так вот почему они нам предложили выбор! – огорчилась Трина. – А мы и не догадывались!
– Где же эта мастерская? – спросила заинтригованная Кристина.
– Прямо здесь, на этом же этаже! – ответил он и указал на магазин чуть дальше вдоль балкона.
Трина и Кристина устремились к магазину, который назывался «Джозеф: Первоклассная кожа».
В маленькой витрине были выставлены образцы товаров. Здесь были кожаные бумажники, которые упомянул отец Эрики, и другие мелкие изделия. Все товары были сделаны из девичьей кожи.
Бумажники совершенно очаровали девочек. Они были самых разных размеров, в зависимости от размера губок киски. Открывались они нажатием на пружину, и из щёлки выглядывал клитор, совсем как на живой девушке, не оставляя никаких сомнений, откуда была взята эта кожа.
– …и не забудь поставить клеймо на левую губку, Джулия!
Трина и Кристина вздрогнули от неожиданности и обернулись. Это была сорокалетняя женщина, полностью одетая, с дочерью лет семнадцати-восемнадцати. Смуглая девочка, смешанных европейско-азиатских кровей, была обнажена, с кольца, продетого в её сосок, свисала мясная бирка.
– Да-да, мама! Ты уже говорила об этом миллион раз!
– Я знаю, дорогая! Но мы же не хотим испортить подарок папочке на День Отца?
– Ладно! – вздохнула девочка и вошла в мастерскую следом за матерью.
Трина и Кристина проследовали за ними и услышали их разговор с приказчиком, маленьким морщинистым старичком.
– Здравствуйте, я… – начала девочка и замялась. Её мать недовольно вмешалась, оттолкнув дочь в сторону:
– Джулия хочет клеймо на левой губке киски, для бумажника! С инициалами J.K., пожалуйста!
– Да, День Отца уже скоро! – понимающе усмехнулся приказчик и попросил Джулию сесть в специальное кресло позади прилавка.
Из сиденья выступал довольно длинный анальный штырь, и Джулии понадобилась помощь матери, чтобы протолкнуть его на всю длину. Когда попа Джулии была надёжно зафиксирована, приказчик кожаными ремнями привязал её лодыжки к двум кронштейнам перед креслом. Теперь, не способная двигать ни ногами, ни тазом, она была готова к клеймению.
Насвистывая себе под нос, приказчик закрепил металлические буквы для монограммы на конце железного стержня. Окунув буквы в чернила, он сделал пробный отпечаток на листке бумаги и показал его матери. Получив её одобрение, старик положил клеймо на горячие угли в жаровне рядом с беспомощной девочкой. Та испуганно косилась на его орудие, тогда как приказчик и её мать непринуждённо обсуждали растущую популярность продуктов из девичьей кожи.
– Я мог бы также сделать подушечку для иголок из неповреждённой грудки, – предложил он, взвешивая в руке одну из сисечек сконфуженной девочки, – или вы можете прислать мне ваш любимый стул, и я обтяну его кожей с ягодиц?
– Нет, спасибо! – улыбнулась женщина. – Тело мы разрубим на мясо, а грудки я подам на стол мужу в День Отца, вместе с бумажником.
– Как вам будет угодно! – ответил старик и вытащил инструмент из углей.
Железные буквы светились красным, и Джулию прошиб пот, когда они приблизились к её киске. Когда старик сильно прижал клеймо к левой губке, она завопила что есть мочи. Крик оборвался вместе с шипеньем из-под клейма, и после того как он убрал инструмент, она только продолжала всхлипывать. Монограмма впечаталась в кожу идеально: ровного тёмно-коричневого цвета, с резкими краями букв.
– Ну, вот и всё, теперь можно на разделку! – улыбнулся приказчик и отвязал ноги Джулии. Она с трудом сняла свой зад со штыря и едва встала на ноги, но мамаша уже тянула её за собой:
– Я принесу киску через час! – пообещала она и вытолкнула дочь из мастерской. Напоследок Трина услышала, как она сказала:
– Папочка уже ждёт нас у гильотин, так что идём и поскорее обработаем тебя, хорошо? – девочка, утирая слёзы, только послушно кивнула.

Глава 7. Снова опоздали
– Ну а для вас, мясо, что я могу сделать? – спросил приказчик, когда Трина и Кристина остались единственными посетителями. – Тоже хотите сделать своим папочкам подарок ко Дню Отца?
– Нет, спасибо, мы только посмотреть зашли, – рассмеялась Трина, и они быстро покинули магазин, обогатившись ещё одним впечатлением.
– А ведь это, наверное, действительно больно! – сказала Кристина и невольно накрыла ладошкой свою щёлку. – Интересно, какой бумажник получился бы из моей киски?
– Да-а, всё это до крайности шизово, но всё-таки… Очень надеюсь, что мой папочка не захочет монограмму! – рассмеялась Трина.
– Я тоже!
– Чёрт, уже два часа прошло! – вдруг спохватилась Трина, взглянув на большие часы над мастерской по бальзамированию девичьих голов. – Ох, и влетит же нам!
– Ну, тогда лучше поскорее вернуться и вытерпеть всё сразу! – вздохнула Кристина и побежала вслед за Триной.
Поначалу они заблудились в толпах народа на первом этаже, но, в конце концов, сумели найти своих родителей, сидевших вокруг столика перед одним из ресторанов.
– Привет, ходячее мясо! – ощерился Брент. – А мы-то думали, мы сегодня останемся без ужина!
– Ой, мамочка, извини, что мы опоздали! – сказала Трина, игнорируя дурацкое замечание брата. – Мы встретили школьных подруг и…
– Я знаю, дорогая! Буквально минуту назад мы встретили отца Эрики, когда он забирал куски своей дочери и жены, и он сказал, что вы пошли наверх. Ну как, хорошо вы повеселились?
– Ещё как! Здесь так прикольно!
– Я вижу, как вы веселились! – осклабилась мама Кристины и потянула за регистрационную бирку дочки.
Трина и Кристина уже совсем забыли про это, и наперебой принялись оправдываться:
– Мы просто… ну, деньги ведь всегда пригодятся! Это же только понарошку, мама!
– Ну да, мы же не настоящие добровольцы или что такое! – добавила Трина, нервно переминаясь с ноги на ногу.
– Ну, добровольцы или нет, – хищно улыбнулась её мама, – в вашем распоряжении полчаса, чтобы выбрать себе способ казни, или мы сдадим вас на кухню живьём!
– Чт-то?! – еле выговорила Трина. Нет, этого просто не может быть. Только не с ней. Только не сейчас.
– Ты слышала, что я сказала. У нас было время обсудить ваше поведение, когда вы не пришли вовремя, мы все решили, что вы должны предоставить мясо для сегодняшнего ужина! В конце концов, это вы виноваты, что наш ужин задержался!
– Но вы не можете так поступить с нами! – в отчаянии крикнула Кристина и попыталась шагнуть назад, чтобы выдернуть бирку из пальцев мамы.
– Ещё как можем! – твёрдо сказала её мама, не отпуская бирку и, вместе с ней, Кристину. – А у вас есть выбор: сказать «Хорошо, мамочка!» и постараться провести полчаса с удовольствием, или можно обойтись без удовольствий и прикончить вас прямо сейчас.
– И что же вы хотите с нами сделать: приготовить живьём, целиком или кусками? – спросила Трина, всё ещё в шоке, но уже начиная свыкаться с новой реальностью.
– Дорогая, мы решили оставить выбор на ваше усмотрение, – улыбнулась её мама и отпила белого вина. – Мы пошлём с вами Брента проследить, чтобы вас обеих казнили в течение получаса. А он позаботится, чтобы ваше мясо приготовили в ресторане по вашему выбору.
– С единственным условием, чтобы это был один и то же ресторан, – вставил отец Кристины. – Тогда мы сможем попробовать вас обеих!
– Ну и конечно, если вы захотите пойти на кухню живьём, это всегда ваше право! Мы будем только рады поглядеть, как вы жаритесь на вертеле или как вас готовят каким-нибудь другим интересным способом! – добавил отец Трины, и мужчины дружно рассмеялись.
– Ну, вперёд! – ухмыльнулась мать Кристины и отпустила бирку дочки. – Повеселитесь напоследок, и – до встречи на нашем столе!
– Ну… спасибо, наверное! – изобразила на лице улыбку Кристина и взглянула на Трину. Та тоже криво улыбалась.
– Гм… Ну, тогда прощайте! – сказала Трина. Брент поднялся со своего места и подошёл к девочкам.
– И шлёпни их поскорее, Брент! – сказала мама. – Мы здесь умираем от голода!
– Не беспокойся, мамочка! Я всё сделаю!

Глава 8. Выше головы!
– Ну, раз так получилось, надо постараться словить хоть какой-то кайф! – вздохнула Трина, снова шагая по многолюдной Плазе. – Брент, видел ты здесь что-нибудь прикольное?
– Ну… – задумался он на мгновение, – вон там есть гильотины и тир! Довольно забавно, и вроде не больно!
– Хорошо, давай посмотрим! – решила Кристина. – Времени у нас в обрез!
– Ладно, идите за мной! – и девочки последовали за Брентом на другую сторону Плазы, где висел плакат, гласящий «стрельбище – большие призы!». Рядом были маленькие подмостки с парой старомодных гильотин. На транспаранте над сценой большими красными буквами было написано «конкурс минета».
– Ой, а есть у нас время быстренько посмотреть? – спросила Кристина, остановившись у стрельбища.
Там стояли пять мужчин с винтовками и целились в мишени, находившиеся у стены на расстоянии в 50 метров. Мишенями служили девушки, которые сновали туда-сюда вдоль стенки в полосе, ограниченной забором из тонкой проволоки. Пятерым ещё живым девушкам то и дело приходилось перепрыгивать через лежащие на земле пять-шесть трупов уже подстреленных девушек.
Все мужчины долго и тщательно прицеливались. Одному удалось ранить девушку в живот. Когда она в агонии упала на колени, он с торжествующим возгласом добил её выстрелом в сердце. Девушка-служительница при аттракционе поздравила его и вручила приз: ваучер на бесплатный бумажник из киски.
– Хотите предоставить своё мясо, сэр? – спросила девушка, которая была обнажена и разрисована изображениями мишеней на грудках и бритом лобке. – Если убьёте дичь одним или двумя выстрелами, получите приз!
– Нет, спасибо, мисс! – с улыбкой отказался Брент и потянул девочек дальше. – Пошли, пошли, время идёт!
– Тише, дайте послушать! – одёрнула их Трина, когда они подошли к подмосткам с двумя гильотинами. Мужчина с микрофоном обращался к аудитории:
–…овать, джентльмены, на сегодняшний грандиозный конкурс минета! Первый приз – роскошная голова на подставке от таксидермической мастерской при нашем Дворце! Сдавайте своё мясо сейчас – конкурс начинается через десять минут! И конечно, вы сможете забрать своё мясо после казни, даже если не выиграете!
– И какие же правила? – заинтересовалась Трина и взяла брошюру со стойки неподалёку. – Вау, ну и крутизна! Девушкам отрубают голову, пока они делают минет, а победителем объявляется та, отрубленная голова которой продержится на члене дольше всех!
– Как такое возможно? – удивилась Кристина, заглядывая Трине через плечо.
– Посмотри на картинку! Когда лезвие опустилось, он отходит, держа голову в руках, а потом отпускает её. Она должна сосать изо всех сил, чтобы удержать свой вес, а когда она сдаётся и падает в корзинку, таймер останавливается.
– Да, но как может голова оставаться живой так долго?! – с любопытством спросил Брент.
– Здесь написано, что перед самым обезглавливанием девушкам делают специальный укол, который переключает метаболизм мозга в анаэробный режим, то есть им не нужен кислород, чтобы оставаться в сознании! Если им верить, этого хватает на двадцать минут, а потом мозг медленно умирает, но для соревнования этого достаточно. Рекордное время «зависания» пока что шесть минут и тридцать секунд!
– Гм, и в любом случае я получаю назад ваше мясо! – сказал Брент. – Ну, что скажете, девчонки? Если вам понравилось, назовите мне только ресторан, куда доставить ваше мясо, и вставайте в очередь!
– Ах да, ресторан… – вздохнула Кристина и оглянулась вокруг. – Что ты думаешь, Трина? Может, в тот греческий, вместе с Джоанной?
– Да, но тогда уж я предпочту пойти туда живьём! – хихикнула Трина и вдруг не могла удержаться, чтобы не потрогать свою влажную киску. Спокойно говорить о себе, как о мясе, было просто выше её сил. Никогда в жизни она не была ещё так сексуально возбуждена.
– Ты права! – со смешком согласилась Кристина и повернулась к Бренту. – Решено! Мы идём на кухню живьём!
– Ну ладно… – разочарованно протянул Брент. Он уже предвкушал посмотреть на девчонок в действии. – У нас ещё есть время! Посмотрим немножко соревнование?
– Обязательно! – решила Трина и повернулась к подмосткам. К устрашающим машинам уже выстроилась длинная очередь: порядка сорока обнажённых девушек.
– Трина! Кристина! Вы тоже участвуете в конкурсе? – это была Луиза, а рядом с ней стояла Анна. Обе возбуждённо хихикали и, очевидно, собирались забраться на сцену и встать в очередь.
– Ещё раз привет! – улыбнулась Трина, не очень удивившись такому повороту дел. – Это вам мальчики подали такую идею?
– Что-то вроде! – фыркнула Анна. – Ну, не совсем! Мы сами напросились! Так что, вы идёте с нами?!
– Нет, мы идём на кухню живьём! – вздохнула Кристина. – В тот же греческий ресторан, где готовят Линду и Джоанну.
– Здорово! – одобрила Луиза. – Джоанна всё ещё обслуживает столики там, так что вы можете попасть с ней в один котёл, в конце концов!
– Погоди, кто это у гильотин?! Это же стерва Джейнис и её подпевалы! – внезапно воскликнула Трина и показала на помостки.
И действительно, впереди всех в очереди стояла та самая троица, только теперь все были голые, побритые и с бирками. В отличие от остальных девушек в очереди, вид у них был совсем невесёлый. Они тоже заметили девушек внизу, и Джейнис поглядела на них с ненавистью.
– Да, я совсем забыла рассказать вам! – расхохоталась Луиза и послала Джейнис мстительную улыбку перед тем, как продолжить. – Мы встретили отца Джейнис у азиатского ресторана. Он ужинал там с какими-то важными деловыми клиентами, и я думаю, они зажарили себе секретаршу из офиса. Я с ним немножко знакома, потому что он работал когда-то с папой, так что я подошла, поздоровалась и спросила, почему его дочка не ужинает с ними.
– Ой, это было нечто! – не удержалась от смеха Анна. – Только послушайте, что было дальше!
– Да, так вот, – продолжила Луиза, всё ещё хихикая. – Он был очень удивлён: оказалось, что он не знал, что Джейнис с подругами здесь! Я показала ему на неё – она стояла в десяти метрах с Моникой и Элизабет. Очевидно, она тоже не догадывалась, что отец сегодня здесь! И она не спросила разрешения у родителей прийти сюда!
– Если бы вы видели его лицо! – снова вмешалась Анна. – Он был так зол, да ещё его партнёры по бизнесу принялись прикалываться над ним!
– Так что мы наслаждались зрелищем, как отец Джейнис набросился на неё, – добавила, смеясь, Луиза, – а потом позвал персонал Дворца, чтобы раздеть девчонок и отвести на регистрацию. Когда их привели обратно, её отец и двое его партнёров уже сидели за столиками. Девчонкам приказали залезть под столики и делать им минет, пока они ужинали!
– Джейнис пришлось отсосать у папочки два раза! – ухмыльнулась Анна. – Это было зрелище! Он даже заставил её проглотить!
– А потом они оказались здесь? – спросила Трина. – Но как он мог принудить Элизабет и Монику? Ведь их тела не принадлежат ему!
– О, их отцы работают на его компанию, так что по контракту он имеет право распоряжаться их телами! – улыбнулась Анна, наблюдая, как Джейнис и Элизабет проследовали к гильотинам и встали на четвереньки, уложив головы под лезвиями.
– Но как вышло, что они решили принять участие в конкурсе? – недоумевая, спросила Кристина. – То есть, если они так расстроены, они не будут стараться и наверняка проиграют!
– А, ну это моя заслуга! – расхохоталась Луиза и помахала Джейнис, которая высокомерно поглядела на неё, перед тем как взять в рот внушительных размеров член, появившийся перед ней.
Двое мужчин из персонала Дворца были полностью одеты, за исключением расстёгнутых ширинок. Они дали возможность девочкам хорошенько потренироваться, пока зазывала объявлял правила.
– Так вот, – продолжила Луиза, – во всём виновата я! Я стояла у столика, разговаривая с отцом Джейнис, тогда как девчонки делали минет мужчинам. Он был недоволен работой Джейнис и время от времени хватал её за голову, чтобы заставить двигаться быстрее или глубже. Я не могла удержаться и сказала ему, что в этом деле мы с Анной дадим Джейнис сто очков форы!
– Ах ты, бесстыдница! – ухмыльнулась Трина.
– Ну вот, – пожала плечами Луиза и улыбнулась, – после этого Джейнис выплюнула его член, выскочила из-под столика и чуть не разорвала меня на куски! Тогда один из партнёров её отца и предложил, чтобы мы разрешили наш спор в этом соревновании! Джейнис протестовала было, но отступить уже не могла, так что пришлось ей согласиться!
– А что же ваши родители? – спросил Брент.
– О, отец Джейнис был очень любезен! – сказала Луиза. – Он пообещал отвезти нашим родителям отборные порции нашего мяса и в придачу голову на подставке, если одна из нас выиграет! Ой, смотрите, они сейчас отпустят лезвия! Нам лучше забраться на сцену! Прощайте, девочки!
Шорох двух лезвий, устремившихся вниз, послал по телу Трины тёплую волну, достигшую её киски. Головы Джейнис и Элизабет отделились от туловищ, и мужчины подняли их. Безголовые тела вздёрнулись на колени и в конвульсиях упали.
Мужчины повернулись лицом к аудитории и отпустили руки, медленно поворачиваясь из стороны в сторону, чтобы всем было хорошо видно. Кристина уловила очумевший взгляд Элизабет, которая отчаянно пыталась сосать член. Джейнис казалась спокойнее и, очевидно, сосредоточилась на своей задаче. Её голова медленно скользила вниз по стержню, но несколько раз ей удалось подняться, энергично работая губами и языком.
Аудитория подбадривала девушек криками и аплодисментами. Всего лишь через минуту Элизабет потеряла хватку, и её голова с глухим стуком упала на помостки, перекатившись несколько раз. Девушки в очереди, включая Луизу и Анну, рассмеялись, нервно переминаясь с ноги на ногу.
– Ну, наконец-то! – обрадовались Трина и Кристина, когда голова Джейнис свалилась на пол после четырёх минут тяжкого труда.
Девушка из персонала Дворца подняла её за волосы и водрузила на специальный пьедестал между гильотинами. Там она будет оставаться, пока её рекорд не будет побит. Со своего пьедестала Джейнис послала аудитории торжествующую улыбку.
Тем временем под лезвиями устраивалась следующая пара девушек. Это были Моника, которая выглядела довольно жалко, и какая-то рыжеволосая девушка, которую подбадривали криками две подруги, стоящие за ней в очереди.
Голову Элизабет, глаза которой в отчаянии шарили вокруг, подобрала другая девушка-служащая и бесцеремонно бросила в пластиковый бак.
– Нам пора идти, девчонки! – заторопился Брент после того, как они стали свидетелями обезглавливания ещё шести пар девушек.
К великой радости Трины и Кристины, рекорд Джейнис был побит уже дважды, и теперь пьедестал занимала голова сногшибательной блондинки. Джейнис была ещё в сознании, когда она была брошена в бак с другими головами.
Позади шеренги ожидающих казни девушек вырос ряд безголовых тел, подвешенных за ноги и готовых к разделке.
– Жаль, что нет времени дождаться Луизы и Анны! – огорчённо вздохнула Кристина и, помахав на прощанье девочкам на сцене, поспешила вместе с Триной и Брентом в ресторан.

Глава 9. На кухне
Чем могу помочь вам, сэр? – спросила Брента голая официантка. На ней тоже была регистрационная мясная бирка.
– Столик для пятерых, пожалуйста! – сделал заказ Брент. – А это мясо для кухни.
– Спасибо, сэр! Как вы желаете их приготовить?
– Это на усмотрение девочек! – улыбнулся Брент. – Пусть они походят по кухне и выберут что-нибудь, но нам надо начать их готовить поскорее!
– Хорошо, сэр! – ответила девушка и повернулась к девочкам. – Следуйте за мной! Нам сейчас действительно нужно свежее мясо!
– Всегда приятно быть кому-то нужной! – улыбнулась Трина. – Прощай, Брент!
– Удачи, девчонки!
– Спасибо! – ответила Кристина и побежала вслед за подругой на кухню.
Там было очень жарко, воздух был насыщен дымом и паром. За длинными стальными столами работали повара, перекрикиваясь друг с другом.
Официантка провела девочек между рядами столов к дальнему концу зала. Там было чуточку поспокойнее. Три ещё живых девушки, подвешенные на цепях за запястья, ожидали, когда ими займутся повара. Рядом с ними на крюках, продетых через лодыжки, висели четыре безголовых и выпотрошенных тела.
– Походите пока по кухне, девочки, и, когда решите, возвращайтесь сюда, – дружелюбно улыбнулась официантка, – и найдите меня. Меня зовут Мишель!
– Ну что ж, посмотрим, что тут для нас припасено! – сказала Трина и пошла в сторону грилей. Кристина поплелась следом.
Над горячими углями были подвешены четыре железных решётки-гриля. Два гриля были заняты их ровесницами. Первая уже почти не двигалась. Она лежала на животе, поджаривая груди и киску, выставив полностью прожаренную спину и зад. Вторая, маленькая азиатская девочка с крупной грудью, была только что уложена на спину. Она корчилась и извивалась, а её мясо шипело и фыркало на раскалённом металле.
– Хм… Что-то это меня не очень привлекает! – заметила Кристина и зашагала дальше. Трина согласно кивнула
– Я же говорила вам, девчонки, что мы скоро увидимся! – донёсся до них весёлый голос Джоанны.
Она сидела в подобии громадной кастрюли, словно наслаждаясь горячей ванной, наполненной овощным супом. Бульон почти достигал её пышных грудей. Вместе с ней в кастрюле были ещё две девочки, и, судя по всему, они отлично там проводили время, болтая друг с другом, смеясь и обмениваясь шутками с поварами-мужчинами.
– Привет, Джоанна! – обрадовалась Трина. – Да, наши родители… ну, да ты ведь сама знаешь, как это…
– Ещё бы! – хмыкнула Джоанна. – Ну и как вы собираетесь быть приготовленными?
– Мы ещё не решили… – призналась Кристина, озираясь вокруг. – Эта кухня такая большая, и здесь столько всяких способов…
– И не говори! – согласилась Джоанна. – У меня самой выбора не было, но мне очень нравится китайская сковорода-вок! Она прямо вон там! – указала она подбородком куда-то за спины двух подруг.
– Неужели у них есть вок! – восхитилась Трина. – Надо обязательно посмотреть!
– И как вам тут нравится? – спросила Кристина, глядя в прозрачный суп. Идти к воку с Триной у неё желания не было.
– Просто замечательно! – отозвалась Джоанна, и две девочки рядом с ней с энтузиазмом закивали. – Они прибавляют газу очень медленно, так что до кипения дело дойдёт не раньше, чем через полчаса. Так, они говорят, мясо получится более нежным.
– Ой, а вы не возражаете, если я залезу к вам? – просительно взглянула на Джоанну Кристина. – Мне так захотелось повариться с вами!
– Да ничуть! – улыбнулась та. – Только спроси разрешения у Мишели!
– Сейчас, я быстро! – и Кристина побежала назад. Мишель, которая в это время снимала с крюков обезглавленное тело, одобрила выбор Кристины. С помощью кусачек она сняла с Кристины бирку и отослала её к кастрюле. Вскоре довольная Кристина потеснила Джоанну и двух девушек в восхитительно тёплом супе.

Глава 10. На сковородке
Тем временем Трина пошла посмотреть, что делается у вока. Глубокая, почти полусферическая, покрытая тефлоном сковорода-вок была трёх метров в диаметре. Она была пуста, только на самом дне шипела и фыркала лужица растительного масла. Рядом стоял повар с двумя девочками, до блеска натёртыми маслом с ног до головы. Их глаза тоже блестели, от возбуждения.
– Простите, а у вас не найдётся место и для меня? – осторожно спросила Трина у повара, который уже повёл двух намасленных девочек к воку.
– Ну, хорошо. Девочки, натрите её побыстрее маслом, пора уже начинать! – ответил он.
Девчонки, на год или два моложе Трины, хихикая, принялись поливать спину и грудь Трины маслом из банок, а Трина стала помогать им втирать масло в кожу. Повар тем временем снял с неё бирку.
– Можно я сбегаю и попрощаюсь с подругой? – спросила она, достаточно умаслившись.
Повар кивнул, только велел поторопиться. Она побежала назад к кастрюле, то и дело поскальзываясь из-за масла на ногах.
– Что, Кристинка, решила повариться? – поддела подругу Трина.
– Угу, а ты пожариться? – парировала Кристина. Она и Джоанна сидели очень близко, их груди почти соприкасались, плавая на парящей поверхности. – Удачи, подруга! Было у нас что вспомнить!
– Тебе тоже! Прощай, Джоанна! Прощай, Кристина! – бросила Трина и поспешила обратно к воку.
Одна из девочек уже была внизу, подвывая и извиваясь в обжигающем масле. Повар молча указал на вок. Трина уселась на горячий борт сковородки, перебросила ноги через край и съехала вниз по скользкой поверхности ногами вперёд.
Когда её зад и спина погрузились в раскалённое масло, она вскрикнула, но закусила губу и, сдерживая себя, испускала лишь приглушённые стоны. Она вертелась в масле, пока нервные окончания не были выжжены, и боль не отступила.
К ним присоединилась последняя девочка и, когда она тоже подрумянилась, они нашли в себе силы поболтать друг с другом, приподнявшись на локтях и медленно прожаривая свои спины и попы.
Повар бросал в вок овощи и пряности и время от времени приказывал девочкам повернуться на бок или на живот. Через некоторое время он прибавил газ до максимума, и девочки быстро встретили свой конец в адском неистовстве бурлящего масла, пара и пламени. За несколько минут они были прожарены на всю глубину.
К столу их тела подали на ложе из листьев зелёного салата. Кристина ещё успела увидеть в последний раз свою подругу, когда её провозили мимо её кастрюли на столике-каталке.
К тому времени суп уже кипел, и из всех девушек только она и Джоанна ещё оставались в живых. Остальные две девочки уже ушли под воду и варились под их ногами. Собрав последние силы, Джоанна наклонилась к Кристине и крепко поцеловала её, после чего они вместе погрузились в клокочущий бульон.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную