eng | pyc

  

________________________________________________

Angel Warm
КАК Я СТАЛ АНАРХИСТОМ
 

– Итак, мы в Омске. Что дальше? – Сержик окинул рассеянным взглядом привокзальную площадь. Танишка прыгала рядом, разминая после машины ножки.
Как они сюда попали? Во всем виновата ранняя сибирская весна.
Теплым апрельским утром они вышли из попутки на границе области и мимо пропускного пункта милиции направились прямиком в лес.
Лес был еще полон липкого лежалого снега. С большим трудом, утопая по колено, молодые люди выбрались к Чёрной речке. Здесь было сухо. Яркое весеннее солнце щедро поливало радиацией голые берёзы. Чёрная речка бурлила мутными вешними водами. Лишь у берега валялась одна забытая льдина.
Молодые люди немедленно развели костер и стали пить водку. Где-то на середине бутылки Танишка полезла в речку. Ей очень хотелось встать на льдину босыми ногами и, боясь соскользнуть, она просила Сержика держать её за руку. Танишка была пьяная и голая. После того, как вся она облилась талой водой, её нужно было хорошенько прогреть изнутри. Сначала водкой. Потом поцелуями. Потом...
Блестящие каштановые кудри разметались в прошлогодней траве, сладкое юное тельце загорелось от страсти, свежая девичья грудь налилась под горячими ласками! Срываешь с дивного дерева спелое, прозрачное, пропитанное солнцем яблоко, с хрустом кусаешь полный рот и тут же превращаешься в змея. Вкрадчивой головкой протискиваешься, извиваясь, в узкую норку, стремишься изведать все её входы и выходы... Потом, осмелев, начинаешь там хозяйничать – ты же лучше знаешь, что ей надо, чёрт возьми! Она тянет вглубь, влажно обволакивая у корня, ты пятишься назад, взмываешь в небо, чтобы налететь как истребитель... Ночь была! Эх, ночь была! Все объекты разбомбили мы дотла!
Сержик сочно сношал подружку, закинув на плечи её нежные ножки. Танишка кричала на весь лес:
– А! А!
В сексе она была естественна как животное.
Молодые люди кончили. Некоторое время они еще лежали друг на дружке, Танишка в сладкой истоме прижимала Сержика к груди прелестными ручками. Сквозь закрытые веки в глаза ей пылало полуденное солнце.
– Знаешь, Серж, мы же из света, радужные. Ты никогда не замечал? Если посмотреть на кожу под солнцем близко-близко, то увидишь одни радужные блики, – Танишка открыла глаза, чтобы еще раз проверить, и заметила на плечах у Сержика широкие красные полосы. – Ой, что это у тебя?
– Что? Где? – Сержик очнулся от сладкой дремы. – А, это... От рюкзака.
– Надо же, какой нежный.
Танишка никогда не любила Сержика за его красоту. Наверное, поэтому он и был с ней, прекрасный как сказочный принц. Чуть смуглявая кожа, нос с горбинкой – примесь бурятской крови – и огромные сапфировые глаза! Тело фотомодели, длинные черные волосы... Танишка, смеясь, говорила:
– Мне с тобой ходить страшно – позарятся, изнасилуют...
После секса молодые люди допили бутылку водки, покурили прошлогодней травы и отправились в сторону трассы. В лесу они заблудились. В уматинушку бухая Танишка в провидческом экстазе: "За мной! Я знаю!" – поминутно падая, с закрытыми глазами вывела на дорогу. Такое возможно только в восемнадцать лет! Они благополучно поймали попутку, и, обнявшись на заднем сиденье, понеслись навстречу закату, а уже через какие-нибудь два часа пили с друзьями пиво на баскетбольной площадке возле родной общаги.

Каким же образом они оказались ночью 8 мая в Омске? Всё неправдоподобно как в жизни. Вместо того чтобы готовиться к сессии, эти кандидаты на вылет, платники-распи*дяи, приобрели на последние Танишкины деньги бутылку палёного джина и две буханки серого хлеба. Они решили повторить свой опыт и снова отправиться автостопом за город. С этой целью они вышли на трассу и остановили первую же проезжающую машину. Словоохотливый водитель ехал в Омск. В Омск? А давай поедем в Омск! А давай! Долбоёбы.
Так они и приехали в Омск. Водитель, добрый мужик, всей душой, оставил свой телефон: если что.
– Есть у вас деньги на автобус?
– Есть! Есть!
Денег у них, конечно, не было. Отошли немного и стали бухать.
Часа в четыре утра захотелось в постельку. Стало очень свежо. Пьяные в стельку. Джином отравлены, одурачены, надо на трассу идти, не иначе. Долго искали выход из города. У Омска отвратительные трущобы.
Сержик у бабушки решил спросить дорогу. Перешёл в темноте на другую сторону. Бог с ним, какие бабушки ночью? Там сидит вот такая туша! А ножки как у девочки пятилетней. "Не ходи, – говорит, – не беги за ней!".
Рассвет они встретили на помойке, поспали час на земле сырой. Проснулись как выходцы из могилы, поползли на трассу из последних сил.
Трасса пуста. Утро. 9 мая. Им бы в город вернуться, переждать праздник... До деревень ехать стопом нельзя! Нет, бл*ть! Поперли в какие-то е*еня. Ну, их там высадили, идут по трассе. Солнце печет, сушняк.
Сзади пацанчики – Гоп! – догоняют.
– Девушка! Слышь, а девушка? Сколько?
Сержик, оскалясь, к ним обернулся. Пацанчики сперва притормозили, а потом снова спросить решили:
– Слышь, парень! А парень? Сколько?
Еле-еле от них отбились. Потом на заправке воды просили, из бетонного колодца им достали. Там же разжились покурить: перед заправкой по полсигареты бычки бросают.
Путинцево село миновали.
Под вечер решили заночевать в лесу. От трассы далеко отходить боятся, как бы опять не заплутать. Разожгли костер, в ржавой консервной банке вскипятили воды из болотца. Доели хлеб. Стали целоваться...
Так можно делать только в восемнадцать.

Внезапно завернули охотники на военном джипе. На огонёк. Представились ментами. "А вы кто такие?" У Танишки из документов только читательский. Дружелюбно побеседовали и пошли пострелять. Уток много здесь. Им бы, дурашкам, сняться, да в лес. А они сидят до последнего, как два гуся. Вскоре охотники возвратились. Танишке – поехали с нами проверить личность. Она испугалась, куда? не поеду! Старший блеснул наручниками. Без звука села. Сержик остался один у костра.
Танишку повезли, конечно, в лес.
– Выбирай, – говорит старшой, – либо сама разденешься, либо разденем. Помнём, одежду порвём, зачем?
– Сама.
Ей пивка для храбрости. Выпила.
Хотели устроить красивое тыкало.
Старший чтоб сзади, а молодого в рот.
Второй был какой-то дрищ, недоёбыш.
Не встает у него, хоть ты что, мало видно ещё проработал, гадёныш.
Старший зато оторвался со вкусом. Он её так и так, и раком, и гусем.
Вывели, поставили у машины, Танишкина башка бьется об шины.
Во время передышки увидела с удивлением в открытом бардачке реальное удостоверение.
Полковник Лозовский развлекаться изволит.
Он ей в рот – её рвет.
Е*али менты всю ночь напролет.
Никогда так долго она не рыдала.
Выкинули где-то на трассе с утра.

Занимался жемчужный рассвет. В маленьких озерцах возле дороги плавали уточки. Почему-то они совсем не боялись Танишку. Ангел Тёплый летел рядом:
– Как красиво, Танишка, как красиво!
Танишка чувствовала себя в этом мире разрывом.
Сзади с грохотом догонял грузовик. Танишка подняла руку. Это был древний совковый молоковоз, молодые молочники лихо разогнали его на пустой дороге. Проделав огромный тормозной путь, грузовичок, наконец, остановился. Танишка рассказала обо всем, что с ней приключилось. Молочники отвезли её в придорожный трактир к знакомым хозяевам. Там она сидела в зале-ресторане и смотрела по телевизору парад победы. Хозяева принесли ей тёплых щей, в которые щедро покрошили мяса. От людской доброты Танишка вновь начала рыдать.
Ангел Тёплый опустился рядом:
– Что же ты плачешь, Таня, нормально ведь изнасиловали. Не изувечили, не убили. Были бы не менты, было б и не обидно.
Рыдала она до самого полудня, пока хозяин за плечо не тронул.
– Вечером здесь будет бандюков сходка. Как бы тебе опять не попасть на субботник. Давай отвезу тебя на АН-6. Там, наверняка, что-нибудь есть.
Отвез. Танишка поймала дальнобой сразу. Как раз до дому, вот удача!
Водила был огромный хач. Он беспрестанно Танишку кормил: хочешь помидорку – кюшай помидорку, хочешь кекс? А потом завернул в лес. Там он достал крошечный *** и чуть-чуть поебся с "сестрой". Танишка очень хотела домой.

А Сержика не было еще две недели. Как её увезли, он в милицию побежал. В темноте в болоте завяз, вылез босый. Только к утру добрался до пункта, докладывает, простак, похищен человек, так и так: прямо к полковнику Лозовскому в руки! Он его и упек на десять суток.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную