eng | pyc

  

________________________________________________

Aleco
ВЕЧЕРНЯЯ ИСТОРИЯ
 

История, рассказанная летней ночью в сарае уединённой фермы, расположенной в аграрной глубинке одного из небольших государств, возникших на месте некогда существовавшей большой страны. Все возможные догадки и совпадения оставляются на усмотрение читателя

…Ну, ты и дурёха!.. Кто ж по этим местам автостопом катается, да ещё в одиночку? Надо было додуматься!.. Вот и влипла теперь… Что? Да уж я-то знаю, поверь!.. Откуда-откуда… оттуда, что и сама такая!.. Какая такая? Ну, рабыня. Почти год уже. А ты что думала, куда попала?..
Выговор у меня странный, говоришь? Так я ведь, как и ты, не местная… да и вообще из-за границы. Ну, по новым меркам, конечно. Родилась ещё до развала… но совсем маленькой была, когда все разделились.
Да нет, я не с этой границы, а с противоположной стороны… Ну да. Считай, с востока на запад через всю страну пропутешествовала. Ясное дело, что не сама. Просто перепродавали несколько раз, вот и…
Как вообще всё это со мной приключилось? Длинная это история… и в словах, и в километрах. Рассказать?.. Ну, ладно… только тихонько давай, а то услышат – влетит нам обеим. Меня, кстати, Кирой зовут. А ты… о, вот и познакомились.
В общем, так. Родилась я и выросла в небольшом селе на западной границе… в смысле нашей западной. А по-здешнему, выходит, восточной, я ж говорила.
Ну, вот. Школу закончила более-менее, но без блеска. Разве что по физкультуре неплохо успевала. Хотела в институт поступать. Но потом вышло так, что надо было быстро с работой определяться… которой особо и не было. В общем, пошла в милицию. В нашей глубинке – нехватка личного состава хроническая. Поскольку я только после десятилетки была, подучили чуток и определили в патрульные. Один опорный пункт на четыре села – попросту дом частный с гаражом и двориком небольшим, травой заросшим. Народу – три человека, машина, телефон, две рации, снаряжение стандартное – и всё! Крутись как хочешь, порядок обеспечивай. Ну, если что серьёзное, конечно, из района подмогу вызывали. Представляешь себе такое? Вряд ли…
Служить я попала под начало мужика одного, опытного уже, лет за сорок. В напарницах у меня оказалась ещё одна деваха, Симка… ну, не карточка телефонная, а Серафима, в смысле. Старше меня на пару лет, из соседней деревни. Здоровая такая, крупная, фигуристая. Правда, почему-то комплексила по этому поводу… пышкой толстой себя считала. Хотя с её-то ростом… она в баскетбол за школу играла, и в училище внутренних дел тоже. В ней даже чуток за метр восемьдесят было. Вот с этой-то Симой нас и прихватили…
Было это в середине сентября. Вышло так, что начальник наш в район по делам уехал. Пару-тройку дней должен был отсутствовать. Мы с Симой на хозяйстве остались, в смысле в опорном пункте. Он у нас расположен был интересно – в некогда большом селе, от которого, однако, с течением времени всего три-четыре двора обитаемых остались, с пенсионерами. Да и то на другом конце от нашего здания. Но не об этом… Короче, ехали мы с Симкой по маршруту… и где-то в обед встретили около школы местной… она у нас одна сразу на несколько сёл… недоросля на подводе с сеном. Думаем, чего бы ему в школе с эдаким грузом делать-то? Тормознули его, а он вдруг в бега податься попытался! Ну, от машины не больно-то на повозке ускачешь. Короче, сцапали мы его… а по карманам у парня – дурь! Да ещё расфасованная. Для учеников, значит. И, что ещё важно, кадр этот… посторонним оказался. Ну, в смысле, с той стороны… или с этой?.. запутаешься!.. В общем, из страны, где мы сейчас с тобой…
Ну, ладно, дальше. Мы его, естественно, в опорняк, повозку с сеном тоже… во дворе её поставили. Поговорить с задержанным попробовали, так он изображает, что типа ни по-русски, ни по-нашему не понимает. Тогда мы его в "обезьянник". Куда ж ещё? Звоним в район… иностранец всё-таки… а те в ответ: подождите, мол, до утра, а то сейчас машины свободной нет. Ну, нам-то что, деваться некуда. Сидим вдвоём с Симкой, время коротаем. А этот знай себе молчит, да зыркает на нас исподлобья… нехорошо так зыркает. Эх, знать бы тогда, как всё обернётся-то!
В общем, вечереет, ночь наступает… Под утро – вызов. Типа после танцулек кто-то накостылял кому-то. Симка – в машину… её очередь была… и туда. А я с этим осталась. С полчасика после её отъезда прошло, светать уж начало… тут всё и случилось.
Что-что… Известно что!.. Развели меня, как малолетку сопливую!.. На элементарную замануху подловили… хотя и безотказную! Короче, сижу я, носом клюю. Ты и сама, наверное, знаешь, как это под утро бывает. И тут прямо в окно опорняка булыжник – бац! За ним – второй! Звон, осколки… Я – к окну! Выглянула – а во дворе пацан. Показал мне… ну, жест, короче, неприличный, и ещё одним камнем замахивается… типа. Что бы ты делать стала?
Вот-вот… И я туда же. Дубинку со стола хвать, и вскочила впопыхах, чтобы догнать паршивца. На улицу выскочила, пару шагов по двору сделала – и хлоп носом в траву! В ней, оказывается, проволока тонкая заранее протянута была. И когда успели только!.. Я даже подумать о том, чтобы на ноги вскочить, не успела – а на мне сверху уж целая гоп-компания сидит! Придавили так, что не шелохнуться. И давай меня приходовать… да слаженно так, чётко… каждый своим делом занимался! За волосы меня кто-то – дёрг! У меня прям искры из глаз посыпались… Я рефлекторно рот разинула, чтобы заорать от боли, да не тут-то было. В аккурат мне в него кляп из тряпки скомканной и запихнули. Да здоровенный такой – аж челюсти свело. Другие в это время мне руки назад завернули и скрутили моментально в запястьях и локтях. Ноги сперва к земле прижали, надавив под коленками… ботинки форменные с носками как сами собой слетели… щиколотки верёвкой обвязали несколько раз, чуть выше колен – тоже… Между зубов мне, прямо поверх кляпа верёвочную петлю продели, аж голова назад запрокинулась… потом повозились чуток у ног. Чувствую: колени сгибаются, ноги к голове подтягиваются… всё сильнее и сильнее! Я мычу от боли сквозь кляп, да толку-то!.. В общем, загнули они мне, что называется, салазки так, что пятки почти что до макушки достали. Я тогда хвост конский на макушке носила… не то, что сейчас. Так вот, подошвами в тот момент, честное слово, свои волосы чувствовала.
Представляешь? Я лежу, вся как колбаса связанная… кляп сто десять процентов рта занял… а в голове – вот умора! – мысли о том, что ножкам моим босым от волос щекотно! Дура, правда?..
Ну, так вот. Лежу я, ещё в себя прийти не могу… Вижу: прямо передо мной пара пацанов стоит, лет пятнадцати… Причём один из них – точный типаж тех, что с другой стороны, а второй, наоборот, на них внешностью не очень-то похож, скорее на наших. Ещё человек пять-семь помладше… годков эдак на тринадцать или четырнадцать… по двору шныряют и переговариваются между собою негромко… не по-русски. Я тогда речь наших соседей из-за кордона понимать не могла… это позже нахваталась уже… но сообразить, что это именно они, сумела. Ну, думаю, не иначе, это приятели нашего задержанного. И верно, кидаются несколько ребят внутрь и вскоре выводят оттуда… сеновоза этого. Подскочил он ко мне, выплюнул словечко какое-то… уж не комплимент явно!.. и ногой замахнулся…
Вдруг из-за кустов – свист! Все так и вскинулись… замерли секунд на пять. Но тут один из пацанов, что постарше, затараторил быстро, видно, указания давал. Ребята метнулись туда-сюда по двору… никак я их тогда сосчитать не могла… как потом оказалось, двенадцать было… и попрятались кто куда. А я так валяться перед домом и осталась. В общем, лежу, дёргаюсь, хотя и без толку. Секунда-другая… раздаётся сигнал, и во двор Симка на машине въезжает. Хотя уже светло было, она меня не сразу заметила. Ну, ясное дело, кто ж такого ожидает!.. Припарковалась, из машины вышла, оглянулась – и только тут в мою сторону глянула. Глаза у Симки по пятьсот копеек стали, и кинулась она сразу ко мне. Я орать пытаюсь, предупредить, да с таким кляпом во рту что поделаешь? А тут из всех щелей – комитет по торжественной встрече!..
Причём на Симку у них свой приёмчик оказался. Уж не знаю, заготовлен ли был, или на ходу состряпан. В общем, выскакивают не все двенадцать, а только шестеро, те двое, что постарше, и ещё четвёрка. А в руках у них… кнуты пастушьи. Длинные такие, знаешь? Ими ещё щёлкать можно, если наловчиться. Волну по хлысту пустишь, потом поддёрнешь в нужный момент на себя – хлоп! Видела когда-нибудь?
Ну, Симка, ясное дело, за "демократизатор" – и на них. А те шасть в разные стороны – и давай её со всех сторон полосовать! Причём не хлестать наотмашь, а именно щёлкать. А каждый такой щелчок – боль, между прочим, ещё та! Симка мечется между ними, ойкает, то одного, то другого достать пытается, но пацаны ловко так уклоняются, благо на дворе есть где развернуться, а палка-то наша покороче кнута будет. Да и то сказать, за одним сунешься, а с пяти других сторон тут же прилетает!.. В конце концов, она всё-таки с отчаяния за одним кинулась… но ей тут же остальные слаженно так влепили, одновременно почти… в живот, по груди левой, в щёку попали, в обе ноги спереди… по-моему, между ног даже. Симка явно света белого невзвидела, но всё несётся за тем одним, кого выбрала. А тот её аккуратненько так заводит… к тому самому месту, где проволока в траве протянута!..
Запнулась Симка, полетела носом почище меня. Вставать кинулась, а те знай продолжают кнутами её жалить, не давая подняться. В это время из укрытий ещё парочка выскакивает – и к напарнице моей. Я сразу не поняла, что в руках у них… оказалось, верёвка длинная. Они ею Симкину шею захлестнули и в разные стороны кинулись, концы натягивая да вперёд её заваливая. Грохнулась напарница моя ничком, побрыкалась чуток и затихла. То ли отключилась, то ли просто сил не стало. Тут один из парней, что постарше, свистнул коротко, крикнул что-то по-своему, и вся остальная компания на Симку насела. Упаковали они её, как и меня, быстро и качественно. Руки за спину связали да ещё к туловищу парой витков притянули, благо что сопротивляться она в удавке этой не очень-то могла… разули, ноги скрутили в щиколотках и под коленками. Кляп ей, правда, другой приспособили. Толстую деревяшку между зубов продели да шнурками на затылке зафиксировали. Ну, а потом, как и мне, ноги связанные к голове подтянули. У Симки-то, по ходу, гибкость похуже моей была, так что пятками она до макушки не достала, но всё равно ей ой как несладко пришлось.
В общем, лежим мы с Симкой… Пацаны все собрались вокруг нас, болтают что-то по-своему, смеются, пальцем на нас показывают. Тот, который у нас сидел, опять что-то толкать начал… но его быстро один из старших подзатыльником оборвал. Потом процедил ему в лицо несколько фраз… явно не комплиментов… зло так, раздражённо… и рукой сначала в сторону повозки махнул, а потом – в сторону ворот.
Ребята тут же схватились – к выходу. Один из пацанов на повозку забрался, за вожжи взялся… И вдруг один из ребят, которые постарше… тот, что на нашего похож… крикнул второму: стой, мол. По-русски крикнул. Тот нехотя поворачивается и спрашивает чего-то. А тот ему опять по-русски… с этими, мол, что? И на нас с Симкой показывает. Тот отмахнулся и сказал что-то короткое.
По ходу, странно как-то получалось. Этот… который типа из наших… он явно понимал, что ему говорят. А отвечал всё равно по-русски. Со стороны это смотрелось, как будто в кино кто-то по телефону говорит. Половина реплик непонятна, но из остальных что-то уразуметь можно. Понимаешь?
Что? Ага, и я так думала… Да только, по ходу, там всё сложнее оказалось. В общем, услыхал наш, что ему предлагают, и давай возражать. Нельзя говорит, уходить просто так. Мика, говорит… ну, который нам попался… засветился перед этими… и опять в нас с Симкой пальцем тычет. Предводитель пацанов в ответ что-то короткое. А наш ему: как что? Нельзя их тут просто оставлять. Если что, за дурь нас и там… в сторону границы рукой махнул… достать смогут. Надо, говорит, чтобы они про Мику ничего сказать не могли.
Знаешь… он это… нехорошо так сказал, со значением. И добавляет тут же: мол, взяли-то кореша нашего около школы… сразу сюда привезли. В район, правда, звонили, но ведь ничего ж конкретного про Мику не узнали. Пацан и пацан, а откуда, кто – непонятно. Так что никто другой, кроме этих… и опять куда-то между мной и Симкой пальцем тычет… ничего опасного для нас не знает. Их нет – и проблемы нет. Всё шито-крыто.
Старший задумался тогда ненадолго… но тут же что-то стал ему говорить по-своему… поочерёдно на ребят показывая, да головой качая. По ходу, я потом поняла, что он сомнения высказывал… мол, что и ему самому, и ребятам вряд ли с руки нас с Симкой… ну, в общем, это… ты поняла. А наш этот… ухмыльнулся так кривенько… и говорит старшему… типа и другой выход есть. Тот ему в ответ что-то короткое… говори, мол, или какой выход? А наш и объясняет. Надо их… то есть, нас с Симкой… с собой взять. На ту сторону. Повозка, мол, Микина вон стоит. Закидать сеном – и не увидит никто. До границы тут недалеченько, переход в укромном местечке опробован не единожды. А уж на той стороне, не спеша, можно подумать, как дальше с ними быть.
Тут Мика, задержанный наш, вдруг лопотать чего-то начал. Старший было примерился опять ему по шее съездить… да задумался. А наш ему тут же: а это мысль, мол… свезём их туда, там пусть и решают.
Что я почувствовала, как услыхала всё это? Знаешь… честно говоря, и не помню даже. Ну, разумеется, бодрости духа мне это не добавило, Симке – тоже. Но деваться-то куда? Так связали, что и шевельнуться невмочь… Может поэтому, может, ещё почему… Но только вот я тогда всё так ощущала, словно бы это не со мной происходит. Как сон какой-то, наваждение… Да и то сказать, события-то довольно быстро развивались. Это сейчас я долго рассказываю, а там ребята всё за каких-то три-четыре минуты обсудили и решили. И тут уж на нас с Симкой новые впечатления посыпались!..
Старший крикнул всем что-то, и пацаны по двору рассыпались. Проволоку из травы сняли, ботинки наши с носками подобрали, кепи форменные, что в пылу схваток послетали, дубинки. Подошёл ко мне старший, посмотрел на меня сверху вниз. Ну, говорит, а теперь вам… и слово какое-то сказал, вряд ли хорошее… прогулочка предстоит. Мы у вас в гостях побывали, теперь вы у нас побываете.
Тут же подскочили к нам с Симкой по пацану, завязали глаза. Чувствую: подняли меня вчетвером, перетащили недалеченько, да и забросили на сено. Чуть времени прошло, и рядышком Симку примостили. Закидали нас ещё сверху сеном. Несколько секунд прошло, и вдруг мне в шею что-то острое и тонкое упирается! Как раз тут, сбоку, где артерия.
Я аж заледенела. Ну, думаю, всё… перерешали они там чего-то, и хана нам сейчас!.. Симка тоже рядышком дёрнулась, явно то же самое с ней случилось. Тут над нашими головами голос пацана, что за главного был, раздаётся. Мы, говорит, сейчас в дорогу выступаем. Будете ехать смирно и тихо – хорошо. Вздумаете шуметь пытаться, сразу спицу в шею получите – и кранты! Для острастки мне в шею остриё чуть сильнее упёрлось. А пацан переспрашивает, поняли мол? А что отвечать… и главное, как, если кляп во рту? Я молчу, Симка тоже. Хмыкнул пацан насмешливо. Вот и ладненько, говорит. Потом крикнул что-то короткое на своём языке, и повозка тронулась.
Ехали мы долго. Поворачивали неоднократно в разные стороны. Несколько раз с грунтовки на шоссе выезжали и обратно скатывались, с машинами разминались. Я сначала время замечать пыталась, потом сбилась. Да и лежать всё труднее становилось, всё неудобнее. Ведь так связали, что и пошевелиться невозможно было. Да ещё у шеи всё время остриё находилось, как колдобина какая – покалывало, о себе напоминая.
В общем, я попытаться шум поднять не стала. Не знаю, о чём Симка думала, но и она тоже привлекать внимание не рискнула. И то сказать – как момент-то выберешь, чтобы кто рядом был?.. В общем, как в сказке… "Долго ли, коротко ли"… после очередного спуска повозка по воде проехалась… я плеск слышала… потом в гору ещё чуток… да и остановилась. Чувствую сквозь повязку на глазах: светлее стало… это сено сверху отбросили. Секунда-другая… подхватывают меня несколько рук, вытаскивают из повозки и на траву кладут. Сняли повязку с глаз. Огляделась, вижу: рядом Симка лежит. Пацанва вокруг собралась, переговариваются негромко. Не все, правда, семь человек. И те двое, что постарше, с ними.
Подходит к нам тот, что из местных, и говорит, мол, покатались, пора и честь знать. Дальше ножками потопаете. И ехидно так спрашивает: возражений нет? Я ничего и подумать не успела, как Симка задёргалась вся, заизвивалась, насколько верёвки позволяли… и мычит ему что-то возмущенно-протестующее. Пацан тогда меня легонько ногой в бок. Типа, а ты что?.. Ну, я вслед за Симкой тоже головой мотаю, нет, мол. Да только надолго наших выбрыков не хватило…
Что, и тебя тоже саму идти заставляли? А как? Вот-вот. И с нами точно та же петрушка приключилась. Пацан тот только головой мотнул… к нам с Симкой по двое ребят подскочили, "уздечки", что ноги к головам подтягивали, сняли… разогнуться, кстати, сперва очень больно оказалось, хоть и мечтала об этом всю дорогу. У меня аж в глазах потемнело на пару секунд. Чуть прояснилось, оглядываюсь: а они верёвку, что мои ноги петлёй охватывает, к повозке сзади привязывают! И с Симкой то же самое проделывают. Затем тот, что на козлах, свистнул, щёлкнул кнутом, и повозка трогается… а за ней и мы – волоком! Я на животе, Симка на боку… По траве сначала, но буквально через пяток метров на грунтовку выехали.
Ну, что тут скажешь… Меня всего-то на пару метров и хватило. Только представила, как меня о дорогу обдерёт… Задёргалась, замычала сквозь кляп, чтобы внимание к себе привлечь. Слышу: Симка тоже рядышком голосит… если это мычание сквозь кляп так назвать можно. Остановилась повозка. Пацан, что за главного, подходит, наклоняется. Ну, что, спрашивает, передумали? Мы с Симкой опять мычим сквозь слёзы, киваем… Тот скалится: давно бы так. Отвязали нас с напарницей от повозки, верёвки на лодыжках распутали, на ноги подняться заставили. Гляжу: вытаскивают пацаны из сена палку длиной метра полтора, да диковинную такую… у неё с обоих концов развилки… типа рогаток здоровенных… а на концах шнурки толстые болтаются. Поставили нас друг за дружкой… Симка впереди оказалась, я сзади… шеями в эти развилки пристроили и завязочки завязали. Получились мы с ней как на жёсткой сцепке. Ни разбежаться, ни ближе длины палки друг к дружке подойти. Затем Симку вокруг талии верёвкой обвязали и за повозкой на этом поводке приспособили. Забрались ребята в повозку, свистнул возница, и тронулась наша процессия в путь.
Видончик, я думаю, со стороны ещё тот был! Едет повозка с сеном, на нём пацанва прохлаждается… а следом на буксире мы… Она впереди, я в спину ей гляжу… Симка пару раз оглянуться пыталась, да в рогатине этой не больно-то повертишься.
Хорошо хоть, с дорогой нам, можно сказать, повезло. Путь всё больше по просёлочным грунтовкам лежал, через редкие посадки и ветрозащитные полосы проложенным. Пацаны повозку не гнали. Так что ног мы с Симкой не посбивали. Да и то сказать, выросли-то мы с ней обе в сёлах… не так уж непривычно это было. То есть я хотела сказать, просто босиком ходить, а не так вот. Хотя проблема, конечно, была… Особенно с палкой этой. Мы с Симкой… точнее, я, поскольку сзади шла… не сразу сообразила, что ступать надо в ногу. А то получалось из-за разнобоя в шагах, что с каждым движением распоркой этой друг другу в шеи тыкались… Только через время догадалась подладиться под Симкин шаг. Но и то всё время, так сказать, доподстраиваться приходилось. Напарница ж выше меня, шаг у неё пошире. Да, вдобавок, смотреть на её ноги не очень-то сподручно было… голову ж наклонять для этого надо, а там…
Ну, так вот… Шли мы где-то около двух часов. Сначала просто так… потом нам люди встречаться начали. Обмениваются с ребятами приветствиями, спрашивают иногда чего-то… А на нас – ноль внимания! Ну, почти что ноль. Так, иногда окинет кто мимолётным взглядом, и не более того. Я потом только поняла, что у них на границе с нами… ну, типа вообще особой власти не было. Их полиция в тех местах появляться, по ходу, избегала… разве что откупного забрать. А всем кланы заправляли семейные, что жили на чём-то типа хуторов, на на 3-5, иногда больше, дворов, где все друг другу родня. Как оказалось, на такой вот хуторок нас и вели.
В общем, вышли мы на пригорок небольшой. Гляжу: вид на небольшой посёлок открывается. Как раз в него дорога, по которой топаем, и втягивается. Пацаны оживились чуток… Вдруг этот, который из наших, говорит: постойте, мол! Есть у меня мысль одна… Повозка встала. Пацаны в кружок собрались, и тот им давай что-то втолковывать. А мы с Симкой стоим, к повозке привязанные, как скотина домашняя. Я про себя гадаю, что там для нас выдумывают, Симка, думаю, тоже. Но и так ясно было, что вряд ли чего хорошего.
Так, по ходу, и вышло. Развернулись пацаны – и к нам. Отвязали от повозки… схватились двое за концы палки, что нас за шеи держит, к земле её пригнули, заставили меня и Симку сначала на колени стать, потом на бок завалиться, на попки усесться, а в конце концов навзничь опрокинуться. Насилу у нас вышло. Из-за перемычки этой приходилось ведь всё синхронно делать… а ещё когда руки назад связаны… вообще жесть!
Ну, так вот. Уложили нас, старший на палку посередине ногой наступил, чтобы не приподняться было… А остальные разделились по трое – и на каждую из нас! Ноги к земле прижали, брюки расстегнули и в мгновение ока вытряхнули нас из них, словно подушки из наволочек! Трусики при этом тоже прихватили… Короче, остались мы с Симкой голые ниже пояса. Ну, думаю, вот и оно… то самое.
Нет, девкой я уже не была… но невинность потеряла по-нормальному, безо всякого такого. Только пацаны эти нас Симкой не… ну, в общем, там, по ходу, не то оказалось. Короче, держат нас за ноги… а один к повозке отбежал. Возвращается, а в руках у него… наши дубинки резиновые. Блин!.. Наклоняется над нами этот… из наших… и с ухмылочкой такой гаденькой говорит… Дубинки, мол, частью вашей экипировки являются… так и сказал, паршивец, эрудицию, небось, показывал!.. Негоже, говорит, будет, если вы в посёлок без них войдёте. Так что мы вас сейчас поможем их по-правильному к делу приспособить!
Я и подумать ничего не успела, а он хвать одну палку за середину, присаживается на корточки прямо между моих ног, в стороны раздвинутых… и в "киску" мне её рабочим концом – раз!.. В принципе, не так уж и больно оказалось… палка-то стандартная, не шибко толстая. Но от неожиданности и стыда я прям белугой взвыла!.. Слёзы в три ручья хлынули… И чувствую, как он, гад, ещё что-то там у меня на талии прилаживает… шнурок какой-то тоненький. Я понять ничего не успела, а он уже к Симке переместился – и с ней то же самое!.. Я глаза скосила, но всё равно плохо видно, да и слёзы… Ещё пара минут прошла… Поднимайте их, командует. Подхватывают меня два пацана, Симку – тоже двое… а старшие оба за концы палки… Раз – и ставят на ноги. Смотрю я вперёд на напарницу… точнее, на задницу её голую, куда ж ещё?.. Вижу, что в "киске" у неё "демократизатор" одним концом засунут… рукоять между ног свисает и на уровне коленок заканчивается. А к ремённой петле, что в неё продета, шнурок привязан. Тянется он вверх и обвивает талию Симкину на манер пояска тонкого. В общем, чтобы не выскользнула из неё дубинка… при ходьбе или ещё как.
Всё это как-то единым мигом мне в глаза бросилось. Из-за рогатки сама-то я голову опустить не могла, чтобы на себя взглянуть… но чувствовала, что и у меня там… ну, то же самое. А пацаны вдобавок нам с Симкой на головы кепи наши нахлобучили. И ржут ещё, заразы… мол, форму одежды нарушать нельзя!.. Потом Симку опять за талию к повозке, сами погрузились – и айда в направлении посёлка. Ну, и мы, конечно, следом. Топаем босиком, связанные, со ртами заткнутыми и задницами голыми… да ещё внутри нас палки при каждом шаге ворочаются. И чувство такое от этого … точнее смесь их… Бр-р-р!..
Таким вот манером входим мы в посёлок. Тут народ больше любопытства проявил. Но, похоже, это потому в основном, что ребята местные. Не мы были в диковинку, а то, что именно эти ребята нас ведут. Идём мы, а местные, и мужчины, и женщины из-за заборов глядят на нас, пальцами показывают, говорят что-то… смеются некоторые. Детвора совсем мелкая нарисовалась откуда-то. Бегут, по обыкновению, вокруг, лопочут чего-то. Несколько пацанов достали откуда-то рогатки маленькие, и ну пулять в нас скобками проволочными, знаешь, такими, в виде буквы "л"?.. И всё в голое тело метят: в задницы, в бёдра сзади и спереди, в икры…
Идём мы с Симкой… не прикрыться, не увернуться… то одна дёрнется, то другая, когда скобки эти в тело впиваются. Оглоблина, что на шеях у нас, до ссадин уже натёрла… Да ещё дубинки эти внутри нас… раскачиваются!..
Ох!.. Ну да, что было, то было. И "немного" – это ещё не то слово. Изрядно меня тогда растащило за эти триста-четыреста метров, что шли с дубинками в "кисках". Жуть!.. Руки назад скручены, кляп во рту, скобки эти… а внизу живота аж полыхает всё!..
Хорошо хоть, недолго этот наш путь… и стрелковые забавы длились. Вышли мы на что-то вроде площади небольшой перед домом и двором, которые заметно больше других были. Тут малышню как ветром сдуло. Остановилась повозка. Несколько секунд прошло, открылась калитка в воротах, вышел оттуда мужик. В возрасте уже, худощавый, загорелый дочерна… я что запомнила: волосы у него ещё чёрные, хотя и с проседью, а вот усы совсем седые. Посмотрел он на нас… от его взгляда меня в холод кинуло… хотя к тому времени уже к полудню подбиралось. И знаешь, похоже, не меня одну. Симку, понятное дело… но и пацанов, что нас привели, тоже! Словно бы они сделали что-то… довольно значительное… а вот хорошо ли сделали, правильно ли, похвала им за это выйдет или влетит по первое число – непонятно им самим было!
С полминуты где-то мужик всех нас молча разглядывал… Мне это время почти вечностью показалось. Потом спросил что-то негромко, ни к кому вроде не обращаясь. Но только тут же к нему в первый ряд вытолкали пацана, что у школы с наркотой засветился. Он голову в плечи втянул и осторожненько так, бочком, к мужику этому. Начал что-то говорить… тот слушал сначала… а потом вдруг ка-а-ак зарядит ему оплеуху! Вторую! Третью! У пацана так голова моталась, что чуть не оторвалась!.. Потом процедил что-то сквозь зубы, и мальчишка шмыгнул к нему за спину, стал позади и справа, почти как спрятался. А мужик этот расспросами уже к двоим ребятам, что заводилами были, обратился. Отвечал больше тот, что по-русски не говорил, наш в основном поддакивал. Выслушал тот мужик их, помолчал немного… А потом к нам повернулся и говорит… по-русски на этот раз. Вы, мол, полицейские… так и сказал… по ходу, у них-то не милиция, а полиция уже была… а потом слово какое-то добавил… нехорошее и обидное, думаю, потому что пацаны вокруг захихикали… посмели поднять руку на Мику, одного из моих наследников, и в его лице нанесли оскорбление как лично мне, старейшине, так и всему нашему клану. За это, согласно обычаям предков, вы должны понести соответствующее наказание.
От голоса его… простого такого, будничного… меня опять в холодную дрожь кинуло. А старейшина этот пацанам что-то короткое приказал, и все они тут же врассыпную кинулись! Десяток секунд – и площадь опустела. Остались мы с Симкой, к телеге привязанные, да мужик этот. Тут он во двор обернулся, крикнул. Вышли три женщины, тётка уже в возрасте и две средних лет. Лошадь под уздцы взяли, ворота открыли и во двор завели. Ну, а мы, естественно, следом. От телеги нас отвязали и в той же деревянной "сбруе" в сарай отвели. Там распорку с шей сняли, но накинули на них петли и подтянули кверху так, что мы с Симкой на цыпочки встали. Потом поочерёдно каждой занялись. Сначала Симкой, потом мной. С каждой одно и то же проделали. Развязали руки, куртки и рубашки сняли, бюстгальтеры просто ножами разрезали… а затем подтащили от стены рамы какие-то деревянные, в форме прямоугольника и привязали к ней за руки и ноги врастяжку. После эти рамы с нами прислонили к стене сарая так, что мы лицами к ней оказались.
Потом… Ну, потом усатый этот свалил куда-то. А нами тётки эти занялись. Та, что постарше, вытащила откуда-то шланг, присоединила его к крану водопроводному, что в углу виднелся…. И устроили нам с Симкой "очистительно-гигиенические процедуры"… Ага, они самые… В общем, через полчасика мы с Симкой абсолютно пустые были. Как потом оказалось, нелишняя это мера была… и для нас, и для тех… для остальных.
Обтёрли нас наскоро тряпками какими-то… потом с предосторожностями от рам отвязали. Сначала руки, и тут же их опять за спиной скрутили, потом ноги. А дальше петли верёвочные на шею надели и из сарая вывели, голяком уже. Там нас давешние шестеро пацанов поджидали. Передали им тётки "поводки", и за них нас ребятня за собой потащила.
Отвели меня и Симку на окраину посёлка. Оказалось, что та устроено что-то вроде летнего лагеря с шалашом, костром и конструкциями какими-то деревянными… Смотрю: народу там собралось довольно много, человек двадцать, от пацанов до парней почти взрослых. Как я потом узнала, на такие… хм…мероприятия… собираются все неженатые мужчины клана. И старейшина там тоже нарисовался.
Это точно, праздник устроили… только для кого?.. впрочем, известно для кого! Для начала нам с Симкой руки сзади наперёд перевязали. Подтащили к П-образным перекладинам, лодыжки связали и привязали к куску рельсы, что под каждой лежал. Затем руки вверх задрали и к перекладине подтянули так, что ноги от земли оторвались. Получилось, что мы не просто повисли, а врастяжку. В общем, пристроили нас таким вот образом, и давай кнутом охаживать! Настоящим, пастушьим, вроде тех, которыми Симке прилетало. Сначала глава клана по шесть ударов отвесил. Кругом обошёл каждую, со всех сторон досталось. По каждой ягодице, между лопатками, по грудям два и по животу. Потом – "оскорблённый" пацан отметился. Этот выписал каждой десяток по спине – тоже ловко, больно, хотя и не до крови.
Я сначала крепится пыталась… Но вскоре мы с Симкой орали… точнее, мычали сквозь кляпы так, что они и не заглушали уже звук особо. После этого старейшина сказал что-то всем остальным… те, по ходу, весьма воодушевились… и пошёл прочь. С ним все парни постарше потянулись. И Мику старейшина тоже с собой поманил. Тот остаться пытался, но мужик этот на него рыкнул… не очень громко так, но внушительно… сник пацан и за ним поплёлся. По ходу, это типа наказание ему вышло… за то, что попался.
Как оказалось, это у них официальная программа была… от имени клана, так сказать. А дальше… дальше уже… хм… произвольная началась. Пацаны, что остались… их человек двенадцать оказалось… за нас взялись.
Ага… Перво-наперво нас с перекладин сняли… да только ненадолго. Мелькнула у меня мыслишка побрыкаться, только после висения этого да шестнадцати ударов кнутом будто бы каждая мышца, каждая связка о покое молила. Куда уж там в драку лезть!.. В общем, скрутили нам опять руки назад и опять к той же перекладине поддёрнули, как на дыбу. Две палки недлинные принесли, каждую из нас заставили ноги пошире расставить – да и привязали лодыжки к их концам. После этого вооружились розгами… все!.. и устроили около нас… что-то вроде хоровода-восьмёрки.
Штуку они, в принципе, нехитрую придумали… но затейливо обставленную!.. Получалось так. Подходит кто-то к одной из нас… я, к слову, справа от Симки оказалась… так вот, подходит он ко мне с моего правого бока, хлестнёт розгой, поворачивается, отходит, делает полупетлю, пересекая при этом путь другой цепочке, заходит к Симке уже слева – и её розгой! Потом опять полупетля, встреча – и снова ко мне справа заходит. Так вот и кружили да нас по задницам розгами охаживали! Не знаю, как Симка, а я сразу со счёта сбилась… Ну, а потом… Известно что. Потрудились над нами, пора и удовольствие получать… В общем, как висела я, попку назад отставив да вперёд прогнувшись, так меня и давай пользовать!
У меня ж задница только что прутьями оприходованная!.. А пацаны, кроме того, что… ну… внутри меня… короче… они ж ещё и к ягодицам прижимаются!.. Но знаешь… Не так уж и больно было… они, в принципе, сопляки ещё, силёнок не того… не в избытке, короче. А вот стыдно и обидно – донельзя!.. Голяком, связанная так, что и не шевельнёшься, кляп во рту… и те знай себе стараются в очередь!.. А хуже всего… хуже всего то, что… Ребятня эта… ну, долго не могли, сама понимаешь. Но только… не знаю уж, от палки ли той, что внутри меня была… или от того, сколько их на меня пришлось… В общем, завелась я ото всего этого и… и… и кончила пару раз.
Не сразу, конечно… На пятом или шестом… а потом ещё на восьмом или девятом. И, знаешь, особенно плохо то оказалось, что когда последний из пацанов со мной… у него как-то всё очень по-быстрому вышло… А я в это время… в очередной раз растаскиваться начинала… но так и обломалась!..
А Симка что? Ей в это время… передышка вышла. Ну, очень своеобразная, конечно. Пацаны, пока мной занимались, пристроили её верхом на конструкцию такую… вроде кОзлов для распилки дров. Руки назад связали, к ногам железки какие-то подвесили… да вдобавок на соски "крокодильчики" от штор прицепили, а к ним – грузила… небольшие, но всё равно больно.
Мне ж, по ходу действа, ничего не мешало напарницу разглядывать… Наоборот, я этим старалась от своих впечатлений отвлечься… хотя и плохо это получалось. Так что видела, как Симка на насесте своём ёрзала. Небось, давило-то ей на промежность неслабо.
Да, это верно… Время в такие моменты тянется, словно резиновое… Я вот и сказать сейчас не могу точно, сколько пацанва со мной… ну, это… возилась, короче. А как меня все отымели, Симкина очередь пришла. Сняли её пацаны с "лошадки", на спину опрокинули, ноги в стороны раздвинули, за лодыжки к колышкам привязали… и давай… на ней уже оттягиваться!.. Ну, а в отношении меня, чтоб не отвлекаться, тоже… хм… меры приняли. С подвеса сняли и тут же, под ним прямо, со скрученными за спиной руками поставили на колени. Надели на шею петлю, перекинули свободный конец верёвки через перекладину, связали им мои ноги в лодыжках и подтянули так, что стопы от земли оторвались. На соски тоже грузила прицепили. Так и пришлось мне стоять на самых коленках, на грани удушья балансируя… Чуть шевельнёшься – и петля шею сильнее сжимает.
Вот тут я, честно говоря, ещё большего страху натерпелась. Шпана-то эта вся на Симке сосредоточилась. А на меня – ноль внимания… Если б чего не то вышло… ну, дёрнулась там, равновесие потеряла… нараз бы задушилась! И не заметил бы никто. На помощь-то не позвать: во рту кляп. Хорошо хоть, что не так уж долго мне эдак-то стоять пришлось. Пацанва, по ходу, на меня всё-таки изрядно силёнок потратила. Так что с напарницей они гораздо меньше времени возились.
Ну да, это ты верно говоришь, что хорошо, раз жива осталась… Но в тот момент нам с Симкой, по ходу, ещё ничего ясно не было! И от неизвестности этой только хуже становилось… Рты у нас заткнуты, ни заорать, ни взмолиться, ни спросить… Шпана эта знай себе новые заморочки придумывает!.. А тебе и невдомёк, что дальше случится… и будет ли вообще это самое "дальше". Вот и тогда… Как оттрахали нас с Симкой, дальше тешиться стали… ещё похлеще удумали. Отвязали напарнице лодыжки от колышков, подтащили под давешнюю конструкцию П-образную, на живот уложили, ноги раздвинули и к стойкам привязали… довольно высоко, где-то а уровне полутора метров. Потом перевязали ей руки из-за спины вперёд, а конец верёвки в специальный колышек с кольцом на верхушке пропустили… и слабину выбрали. Получилось, что повисла Симка внатяг между колышком и стойками… ноги выше, голова ниже… вроде как гипотенуза у треугольника прямоугольного… где больший катет – земля, а меньший – стойки. Только я это увидеть успела, а меня подхватывают – и тем же манером, только к другой конструкции, рядышком. В общем, пристроили нас… а потом вооружились пучками крапивы… по всему, где-то заранее подготовили… и давай нас с подругой охаживать!.. Да ещё со всех сторон!.. По спинам, попкам, бокам, грудям, рукам ногам… всюду!
А после того, как крапивой нас отходили, пацанва новую штуку с нами удумала. Отвязали они нас от растяжек, но тут же по-другому, скрутили… они это "корзинкой" назвали. Знаешь, что такое? Это когда левое запястье за спиной к левой щиколотке, правое – к правой, и между ними – палка-распорка. Потом уложили ничком на слой крупного щебня, и давай тонкими палками по подошвам ног охаживать!.. Да ещё наконец-то кляпы у нас изо ртов вытащили… Ну мы с Симкой и наорались!.. Я сначала ещё сдерживаться пыталась, да какое там!.. От боли в стопах прям ужом извиваешься, а из-за этого камешки, на которых лежишь, острыми гранями в рёбра впиваются… Пытаешься неподвижно лежать, но всё равно… чисто рефлекторно дёргаешься… и опять каждую щебёночку эту проклятую своими рёбрами пересчитываешь!..
После этого, правда, нам пацанва передышку небольшую устроила. Хотя, думаю, это они просто умаялись с нами возиться. Время тогда уже далеко за полдень перевалило… часам к четырём шло. В общем, отходили они меня да Симку по пяткам и собрались восвояси. А нас оставили… хм… отдыхать, лежа на щебёнке. Да ещё вдобавок каждой в "киску" и в попку по куску шланга резинового засунули. Для тренировки, сказали.
В общем, разошлись пацаны… но не все. С нами у костра пару ребят оставили, на всякий случай. Лежим мы с Симкой… типа релаксируем. Ага, блин!.. Чуть шевельнёшься – и в рёбрах словно простреливает! К тому же, караульщики наши, чуть погодя, очередную забаву себе нашли. Щекотать нас принялись да стеарином от свечек на пятки иподошвы голые капать!.. Симка ещё ничего, а я щекотки жуть как боюсь!.. Да, к тому же после палок чувствительность стоп у меня очень даже обострилась! А пацаны знай стараются!.. То щекочут, то горячим покапают, то опять щекочут! От этого я снова и снова на щебёнке извиваюсь, ну и… сама понимаешь!..
Впрочем, по ходу, пацанам это всё же надоело, в конце концов. Так что некоторое время мы с Симкой спокойно полежали. Да только не особо это помогло. Как темнеть начало, так вторая часть представления началась… с нами в главных ролях.
И снова ничего хорошего, ясное дело! Когда свечерело совсем, на смену шпане подростковой парни постарше заявились. Восемь человек. Отправили младших восвояси, а сами… сами нами занялись!.. В отличие от малолеток, этим-то всё больше одно надо было!.. Но уж вариаций этого самого одного мы с Симкой натерпелись – дальше некуда! Перво-наперво вытащили они у нас из… ну, ты поняла… посторонние предметы, перевернули на спины и, привязав за руки и ноги, оттрахали в очередь… сначала традиционно, а потом, перевернув ничком, в попки.
Думаешь, ничего страшного? Как бы ни так! Парням-то этим лет побольше было, чем предыдущим… соответственно, и силёнок у них – тоже не в пример!.. Так что эти восемь на каждую куда как хуже нам стали, чем даже двенадцать предыдущих. Да и размерчики у них… повнушительнее. А если ещё в попку, которую до этого никогда… Хоть и смазывали свои… чем-то, но как нас тогда до увечий не порвали, не знаю.
Ага, разбежалась!.. Если бы это всё было… Дальше они тоже разнообразить свои удовольствия стали. Раздобыли невесть где… по ходу, с собой привезли… вряд ли принести такое можно… в общем, притащили довольно большую глыбу льда в мешке. Симку со связанными за спиной руками поставили на неё под перекладину, надели на шею петлю и подтянули вверх, слабину выбрав. Кинули жребий и поделились на две группы по четыре человека… А потом меня на колени поставили и говорят: давай, мол, ублажи одну группу орально… А если мешкать будешь и не успеешь удовлетворить всех четверых достаточно быстро, лёд под ногами подруги подтает, и она задушится.
Ну, а мне что делать-то?.. Хорошо хоть, что парни… ну, это… быстрые на подъём оказались… хотя и прошлись уже по нам не по разу даже. В общем, отработала я четверых ротиком… Знаешь… Делаю я… ну, это, ты поняла… глаза закрыты… да и не взглянешь на Симку из такого-то положения!.. а в голове одна мысль: только бы не опоздать!..
К счастью, успела я… хотя к тому времени Симка уже постанывать начала, петля её уже горло чувствительно прижимать стала. Ну, а дальше дело совсем ясное: поменяли нас с подружкой местами! Теперь уже она другой четвёрке пацанов отсасывала… а я на льдине этой в петле пританцовывала. Скользкая оказалась, зараза… и холодная! Еле выстояла, пока Симка со своими… управилась.
Не успели мы с Симкой отдышаться… я после удавки, а она… ну, от этого самого… Как парни эти уже новую забаву придумали! Подвесили нас за ноги со связанными назад руками, отрегулировали высоту так, чтобы наши лица… на нужной высоте находились… а потом встали перед каждой из нас по парню и говорят… давайте, мол, теперь в таком положении одновременно делайте минет. Да ещё, гады, соревнование объявили!.. Которая, мол, первой доведёт своего до оргазма, поживёт, а проигравшая с белым светом простится… Хочешь верь, хочешь нет, но мы с Симкой, даром что измученные уже были донельзя… всё равно поначалу не хотели им… Да только нам на головы мигом полиэтиленовые пакеты напялили. Как стали мы в них задыхаться… да ёще друг на дружку глядя… тут и сдались. Стали мы ротиками работать… И так вышло, что Симке первой случилось своего до финала довести. А я отстала чуток… Испугалась тогда – жуть!.. Парни же знай себе ржут… А потом говорят, что, мол, если по справедливости, то надо дать возможность отыграться.
Новое испытание они такое придумали. Двое парней улеглись навзничь, а мы с Симкой со связанными за спиной руками должны были сначала ротиками сделать так, чтобы у них встали, а затем, устроившись сверху, добиться, чтобы парни кончили. Ну, это… в общем, на этот раз… Симка ж, по ходу, крупнее меня…. короче, замешкалась она, пристраиваясь на своём… и поэтому у меня получилось раньше моего… до конца довести. Это верно, жить захочешь, ещё не то сделаешь.
Наконец, и эти парни умаялись… Шуточки отпускают, мол, ничья вышла, надо бы продолжить состязание до выявления победительницы… Но, по всему, самим уже это не в кайф было. В общем, позубоскалили… а потом сказали, что про то, как с нами дальше быть, утром решение будет. А до этого, мол, тут подождать придётся. При этом, добавляют… с сочувствием таким издевательским… что не стоит проводить оставшееся время наедине со своими мыслями. Поэтому, мол, они обеспечат возможность отвлечься… Глядишь, ещё и удовольствие напоследок получите, добавляют, гады!..
Привязали они меня лицом вверх к четырём колышкам за руки и за ноги. Симу же уложили животом на бревно, связанные в запястьях спереди руки привязали к колышку с одной его стороны, а разведенные в стороны ноги – к ещё двум с другой. И, сделав нам ручкой, утопали восвояси. А вскоре и смена их нарисовалась… Хотя двух взрослых они всё же оставили, на всякий случай.
Точно! На этот раз вообще малолетки нарисовались… лет по тринадцать-четырнадцать. Пятеро. Их… хм… трепыханий мы с Симкой, считай, и не заметили вовсе. Только и названия, что трахнули нас… да и то не у всех получилось. Потом парни двое, что остались, опять попытались… но только и они, по ходу, выдохлись уже. Так что, в конце концов, связали нам с Симкой руки за спину, а ноги – к ним… и бросили так у костра. Так мы до утра и пролежали. Не поверишь, наверное, но я… я даже как-то задремать успела… не знаю сколько, но точно проспала.
А когда утро настало, такое началось!.. С первыми лучами солнца на поляну опять все мужчины клана нарисовались. Нам ещё крепче руки за спиной связали… хотя куда уж там!.. освободили ноги, на головы тёмные мешки нахлобучили и, ничего не видящих, повели куда-то… Топали примерно с полчасика. Но передвигались мы с Симкой, ясное дело, еле-еле… ковыляли на полусогнутых, да ещё вслепую. Так что отойти успели не так уж далеко. Потом вдруг остановились… бросили нас ничком и, широко ноги раздвинув, привязали за лодыжки к концам палок, так, что распорки получились. После этого подняли, мешки сняли… Гляжу я: впереди под высокими П-образными перекладинами вкопаны в землю два заострённых деревянных кола. Почему-то мне тогда сразу в глаза бросилось… у каждого из них на некотором расстоянии начинаются и следуют через равные промежутки непонятные отверстия одинакового диаметра.
Ну, сказать, что мы с Симкой испугались – ничего не сказать!.. Как осознали мы увиденное, заорали в ужасе, и ну вырываться!.. Да толку-то… Схватили нас тут же, вставили деревянные кляпы и подвесили на перекладины, обвязав поперёк туловища чуть ниже грудей и выведя узел между лопатками. После этого старейшина давешний подошёл к нам… и "внутренние замеры" сделал… ну, в смысле, вставил каждой поочерёдно какую-то палочку с делениями… мне в "киску", а Симе – в попку. Потом прикинул что-то… отсчитал от острия каждого кола определённое количество отверстий и вставил в очередное тонкие, но прочные поперечные палочки-стопоры. По виду они иголки с нитками напоминали… поскольку с одного конца в них продеты были довольно длинные и прочные на вид шнуры. Тут к каждой из нас по трое взрослых парней подошли… Мы висим, ноги в стороны разведены и так зафиксированы, что не сомкнёшь. Двое под локти подхватили, третий за верёвку-подвес… и опустили нас аккуратненько вниз!.. Меня "киской" на кол, а Симку задницей.
От боли жуткой, что внутри всё раздирала, мы так и взвыли… даже кляпы особо крик не заглушили. Но быстро поняли, что до увечий дело не доходит: опуститься ниже и пронзить внутренности не позволяют те самые поперечные перекладинки. Тут подходит к нам опять старейшина этот… становится прямо перед нами, на колы посажеными, и подзывает к себе жестом Мику, родственничка своего.
Подходит тот и показывает нам… типа модель действующую. На тонкий и острый деревянный стержень с таким же рядом отверстий, как и у больших кольев, надета небольшая дыня и застопорена спичкой обыкновенной. Мужик этот, ну, главный, посмотрел на нас внимательно… а потом хвать – и спичку эту выдёргивает! Дыня под собственным весом вниз скользит… острие игрушечного кола пронзает её насквозь и наружу выходит.
У меня прям в глазах потемнело, у Симки, по ходу, тоже… потом она говорила. Даже орать уже не можем… поскуливаем только тоненько… А старейшина этот и говорит. Можно, говорит, с вами вот так. А можно и по-другому… Вы, мол, в живых остаётесь, но только рабынями становитесь. Навсегда и безо всяких условий. Сейчас, говорит, каждая из вас может выбирать: вольная смерть, или жизнь в неволе. Правда, добавляет, проживете ли после этого намного дольше, не приключится ли в дальнейшем такого, что кол избавлением покажется, этого никто не знает. На размышление вам время, пока будет сыпаться песок в этих часах… и показывает песочные часы, как в аптеках или в кабинетах у врачей, где процедуры. Как просыплется песок, каждая получит возможность сказать фразу: "Я буду Вашей рабыней, Господин". А любая, говорит, другая фраза, любое другое слово будут считаться отказом – и тогда мои помощники выдернут стопоры. А теперь… время пошло. И часы перевернул.
Не знаю… Мы с Симкой, точно помню, отчаянно пытались взглядами обменяться, но слёзы глаза застили. Не знаю, как было бы… но только, по ходу, решение принимались не столько рассудками, сколько телами нашими… Мы ж молодые совсем, жить хочется, а не умирать… а тем более именно такой смертью. В общем… условности все… гордость там, стыд, достоинство… словно ураганом каким смело… и в голове пусто так стало… спокойно… Как песок закончился, и изо ртов у нас кляп вынули, мы с Симкой в один голос и повторили то, что требовалось.
Ну, а дальше… Дальше сняли нас с кольев, обратно в посёлок привели, к дому старейшины… А там уже вовсю жаровня пылает. Привязали нас крепко к длинной и толстой колоде, установленной на небольших козлах, вставили между зубов куски толстого резинового шланга. Взял старейшина из огня что-то вроде кочерги… а у той конец, добела раскалённый, истончён да в затейливый узел завит… Ну, и поставил нам с Симкой на попках отметки соответствующие… знаки рабынь. Вот, смотри! Мне хоть, ясное дело, и не видно, но что там нарисовано, знаю… у Симки-то видела.
Знаешь… Мы с ней, по ходу, наверное, ещё на адреналине были… даже не орали особо, когда нам клейма ставили. Я, как помню, даже словно бы боли особой сразу не почувствовала… потом только, когда уже заживало.
Ну, а потом нас по центральной улице посёлка провели… Около каждого двора чуть приостанавливались, и старейшина этот объявлял, что мы теперь рабыни. Потом на площади народ собрался… вроде бы от каждого двора по хозяину… И для всех сказано было, что поскольку мы были захвачены кланом, то являемся общей собственностью, а ввиду невозможности разделить на всех, подлежим продаже в максимально короткий срок. На период ожидания покупателей будем пребывать в доме старейшины и работать у него. Каждый, у кого возникнет необходимость, может обратиться к нему и одолжить нас… по возможности. Так вот всё и произошло… И началась у нас с Симкой другая жизнь.
В принципе, в посёлке мы ненадолго задержались… всего на трое неполных суток. Днём выполняли различную работу, а по ночам почти без отдыха ублажали мужское население. Теперь нас уже… хм… удостаивали вниманием не только пацаны и холостые парни, но и женатые мужчины. Связь их с посторонними женщинами местными обычаями не приветствовалась, но к рабыням это, как оказалось, не относится.
О побеге мы даже не помышляли. Во-первых, нас тщательно связывали и запирали в недолгие часы отдыха. Во-вторых, старейшина предупредил, что клейма на наших попках являются отличительной чертой его рода. Также всем хорошо известно, что принятой в клане ритуальной казнью является посадка на кол. Поэтому традицией местного добрососедства будет, изловив беглянок, предать их смерти именно таким образом… или передать владельцам с той же самой целью. Куда уж яснее-то!..
Ну, а вскорости нас и продали. Да, по отдельности, конечно. Симка первой пошла. На третий день в посёлок завернули кочевые цыгане. Перемещались они, конечно, в духе времени – не на конях и повозках, а на микроавтобусе, легковушке и двух автомобилях типа "дом на колёсах". Помню ещё, на крыше одного из них два мотоцикла были. Нас тут же, так сказать, гостям представили. Ну, и приезжие сразу Симку облюбовали. Старейшина долго торговался с цыганом, особенно подчёркивая физические стати и выносливость рабыни. Но всё же тому удалось добиться небольшой скидки… И знаешь, как? Он обнаружил, что у напарницы моей во рту не хватает одной пломбы!.. Представляешь?..
А что я? Я тоже у них особо не задержалась. Вечером следующего дня и… хм… реализовали. Из соседнего хутора хозяин нарисовался. У него я, правда, тоже недолго пробыла. Потом ещё пару раз перепродавали… Через всю страну, считай, пропутешествовала… причём частенько пешком и на привязи. Скиталась в основном по хозяйствам, вроде этого, где мы сейчас. Работать приходилось и в поле, и по двору… по-всякому. Ну да, и давать, конечно, тоже. Что? Ясное дело, влетало. Где лучше было, где хуже… и за дело случалось, и просто так… для развлечения хозяев. Так вот год без малого и прошёл. А тут я, в принципе, недавно очутилась, месяц всего.
Ну, ладно, разболтались мы с тобой что-то… Завтра ни свет, ни заря подымут. Так что сейчас спать давай...

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную