eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2006

Нолемоций
НЕВЫСОКОЕ СОЛНЫШКО ОСЕНИ

Невысокое солнышко осени...
О, Боже, откуда у меня в голове эта фраза?
И солнышка нет, и Бога...
Мы с товарищницей бежим, куда глаза, прямо.
Бежим по установленному маршруту.
Маршрут не сложный – всё время верёвка.
Такой длинный провод на дороге лежит, по нему бежать надо, между ногами верёвка, ниже этого провода.
Так просто всё, думать не надо.
Ноги снизу верёвкой связали, по попе дали – беги.
Бегу.
И до этого всё так просто объяснили. Женщина ниже мужчины, всегда. Господа выше рабов, всегда. Вот так просто: четыре роли, я женщина-рабыня, я ниже всех. Мужчина-раб выше меня и ниже женщины-Хозяйки, всё просто.
При встрече с Хозяином нужно становиться на колени. Для меня хозяева все – даже рабы-мужчины. Раб-мужчина должен становиться на колени перед Хозяйкой-женщиной. Хозяйка-женщина должна становиться на колени перед Хозяином-мужчиной.
Просто всё.
Хотя, конечно, во всём есть нюансы.
Нужно знать, что если начальство стоит – нужно подойти к нему и встать на колени. Если начальство лежит – нужно перед ложем встать на колени и предложить себя потрахать, если начальство захочет.
Не так всё якобы сложно. Я как-то видела правильное поведение раба-мужчины с женщиной-хозяйкой. И я это видела, и они это видели... Она заставила его очень долго ждать. Лежала вся такая из себя, его не приглашала и не прогоняла. Потом приказала мне, чтобы я раба пососала. Я – рабыня, мне – как скажут, пососать член не впервой, но как только раб-мужчина-начальник меня почувствовал, так сразу хозяйка к ней скомандовала. А я стою на коленях как дура, во рту вкус мужского члена, а члена нету...
Не важно, а то расплачусь.
Я – рабыня. Работала, член подняла, но результат работы не мой. Результат работы – хозяйкин, а я не нужна после результата работы.
Вспомнила про тот член – взгрустнулось.
Хотя я понимаю, что неправильно.
Я – рабыня. Солнышко, осень...
Бежим с товарищницей, проволока между ногами по дороге, тащим какую-то хрень четырьмя руками. Я оказалась сзади, а она бежит...
Навстречу вдруг ребята проявились, два раба с грузом. Мы – как учили, раб-мужчина – начальник, встали на колени, ждём. Подошли к нам, тяжело дышат. Встали со своими носилками рядом, член переднего раба мне достался, член заднего – моей товарищнице. А у меня руки заняты нашими носилками, ноги вообще на земле на коленях, так я только ротиком, но как смогла... Раб-мужчина был с виду уставший, но мне очень хотелось, я почувствовала, что сейчас в меня брызнет. Женщинам это не нужно объяснять, но самый кайф – это вот те несколько секунд, когда ждёшь, что мужчина в тебя брызнет.
В меня вошла струя, я проглотила. Мне очень захотелось погладить его за волосатую грудь, мне захотелось как-то сказать спасибо. Я даже не знаю, кончила ли я – вероятно, нет. Я просто всей душой восприняла этот поток спермы в меня и растаяла.
Товарищница в это же время захлёбывалась членом. У них было по-другому, он ею обладал, он трахал её в рот, она отдавалась…
Отдышались.
Ребята к нам отнеслись по-доброму, чувствовалось, что им хотелось нас погладить, но и у них руки были заняты носилками. Я могу говорить только за себя, так вот у меня грудь просто торчала навстречу.
– Девчонки, как там впереди, доедем?
Разговор поддержала моя товарищница:
– Да, без картинок, до базы. А что у нас?
– На горке развлекушку встретите. Нас не тронули, но вам явно во все дыры достанется, особенно задней. Ну, и потом – на стрелке процедуры примете.
– Понятно. Побежали, пацаны?
Ребята улыбнулись, кивнули. И ушли. Вряд ли я ещё встречу этого раба, но, как бы это по-русски, мне понравилась его сперма... Что бы ни было дальше, но такой вкус во рту от этого парня... Я даже не уверена, что дальше бежала ровненько по проволоке, мне всё время чего-то хотелось.
К горке подбежала абсолютно возбуждённая.
Увиденная картинка была чем-то красивой.
На горке была пара, он и она. Она – на красивом жеребце, он – на кобылке.
Попробую это описать.
Она – очень небольшого роста Хозяйка, с очень серьёзным выражением маленького личика. На плечах накидка сиреневого цвета, в руках – плётка. Под ней мужик классической красоты, просто мускулы переливаются. Хозяйка сидела на его спине с явным удовольствием, поигрывая плёточкой. Ногти на ногах Хозяйки были раскрашены разным цветом, а от больших пальцев её ног тянулись цепочки к яйцам коня, для управления. Конь был явно дрессированный, любил свою Хозяйку, всем своим поведением хотел быть конём её.
Мы подошли – встали на колени, для нас всё такое – начальство. Всадница слегка ударила коня по попе, они подошли к нам сзади, то есть ко мне. Я чувствовала, как конь и Хозяйка смотрят на мою попу. Неужели меня прямо так и трахнут, а Хозяйка даже не слезет со спины? Я не видела, но чувствовала, что Хозяйка перебирает ногами, подёргивая его яички... Однако на сцену вышел Хозяин на своей кобылке. Я уже говорила, что мужчина-Хозяин – это самое высшее, он начальник для всех женщин-Хозяек, а рабыни даже не имеют права думать, что у него в голове.
Кобылка под ним – совершенно несчастная идиотка, слабенькая такая, с тонкими ножками. Огромный мужик-Хозяин смотрелся на ней, как лишнее неестественное подтверждение, что мужчина всегда круче. Он сидел на её спине, ногами управлять не напрягался, цепи были вделаны в её груди. Когда его конец цепи, собранный в кулак, оттаскивал грудь кобылки назад – кобылка стонала.
Вдруг Хозяин хлопнул пятками по попе кобылки, и они зашли ко мне сзади.
Я стояла на коленях и не знала, в каком положении я буду наиболее удобна для такого крутого Хозяина.
Я зажмурилась, я ожидала удара плёткой по спине. Действительно, такие вопросы должна решать рабыня, а не Хозяин – а я не знала, как ему хочется. Я была виновата.
Однако Хозяин неожиданно ударил по бёдрам своей кобылы, приказывая идти вперёд. Только тут я заметила, что сбоку у его сандалий были неслабые шпоры, а бёдра его кобылки в этих местах были весьма изранены, то есть такие удары были не в первый раз. Шпорами и оттяжками грудей он направил свою кобылку прямо на крутой обрыв, который был рядом с дорогой. Она с трудом вынесла себя и своего тяжёлого Хозяина наверх, и тут же получила команду вниз. Потом они взлезли наверх еще раз, и даже я подумала, что кобылка сейчас просто загнётся со своими тонкими ножками, вытащить на себе такого огромного мужика ей просто было не под силу.
Однако они спустились ещё раз, кобылка тяжело дышала.
Сцена дальше произвела на меня большое впечатление.
Хозяин слез с кобылки, кинул её на спину, с явным намерением потрахать.
Вы мне не поверите – но то, что было дальше, не влазит ни в какие ворота!
Кобылка попыталась сопротивляться! Отвернулась и выставила ногу!
У меня, у моей товарищницы, Хозяйки, её коня, от таких действий просто мурашки по коже.
Нет большего греха для рабыни, чем не радоваться, когда тебя трахает Хозяин.
А эта, с уставшими маленькими ножками, запыхалась и отвернулась!
Честно говоря, я посочувствовала Хозяину. Такое спускать нельзя – рабыня не хочет траху, а он теперь вроде как должен, он должен показать всем нам, что делают с такими рабынями.
Хозяин долго не думал, он просто ударил её по морде.
Потом взял за груди, поднял, прислонил к дереву и долго бил. У меня не было жалости к этой твари – нифигассе, крутить мордой, когда тебя хотят трахнуть. Большему преступлению быть невозможно.
Круче всего среагировала Хозяйка со своим жеребцом. Она слезла и скомандовала ему ложиться на спину, благо, сиденье на его спине складывалось и явно предполагало такой вариант.
Раб лёг, и тут стало видно, что его половой член раскрашен очень даже красочно. Торчащий из кожицы кончик члена был золотистый, сам член иссиня-чёрный.
Хозяйка не побрезговала прикоснуться губками, член коня заторчал вертикально. Она еще поиграла с явным удовольствием, потом села сверху, не скрывая своё наслаждение.
О нас как-то забыли, хотя я была очень возбуждена, мне тоже хотелось пообщаться с мужчиной. Или дообщаться.
Я почувствовала, что моя товарищница хочет линять. Я пнула её носилками в задницу, по её телу пошли однозначные волны. Однако она поднялась с колен, и мы пошли. До стрелки.
Это метров пятьсот, я рабыня, я собой не распоряжаюсь, думают за меня, однако, как бы вам сказать – мне бы кто угодно. Стрелочник оказался скучным старым мужиком.
Мы пришли на стрелку, мужчина – начальник, мы встали перед ним на колени. Этот идиот в своей роли, начал проверять ходовую часть. Щупал меня за бёдра, цокал языком.
Сказал, что надо смазать.
Вставил в мой перёд какую-то типа маслёнку, включил свой дыр-дыр, я ничего не могла подумать, мой живот стал надуваться. Потом, падло, вставил мне пистолет в попеньку. Накачал так, что я и крикнуть не смогла. Погладил по животу, по грудям, сказал, что мы можем ехать дальше....
И моей товарищнице такое же сделал. Да ещё в рот её оттрахал, я просто чувствовала, как из него выходит струя, а он так круто себя чувствует, вагончики энергией заряжает...
Проехали метров сто после стрелки, моя товарищница увидела кучу этой смазки в кустах. Отошли к этим кустам – опорожнились. Кайф.
В общем, пришли мы к цели. Целью оказался столб посреди какого-то подворья, где наша цепь заканчивалась.
Встали на колени, ждём.
Пришёл мужик-раб, сказал, что здесь вообще-то паровозиков сначала любят, а потом дальше отправляют. Молчаливые рабыни забрали у нас носилки с грузом. Нас отправили в депо для паровозиков, тут уже всё не так. Руки сцепили вместе, подняли вверх, как троллейбус. Депо у них специальное, таких как мы – много.
Впрочем, это отдельный рассказ.
А сейчас пожелаю вам, девчата, чтоб у вас один за ночь был. Один – это хорошо, будь он хоть трижды садистом или голубым.
А в депо, к нам, связанным за руки, всем можно было. А мне очень хотелось, и я первого любить хотела, а их много...
Ладно, девчата, другим разом.

Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную

порно бесплатно