eng | pyc

  

________________________________________________

Марк Десадов

ОХОТНИК НА ЦЫПОЧЕК

– Здорово, Дыбок! Ну, слава Господу, хоть одна знакомая рожа в натуре попалась. Не получилось слинять, значит? А хвалился, что нипочем тебе… Мамед-то как? Не знаешь? Ну, дай Бог, чтоб на воле остался. Чего не понимаешь? Ясное дело, так в натуре при всех и скажу… При наседках чисто конкретно. Так? … Нету? Почем знаешь? А за базар ответишь? Ну, коли В-Законе пасёт, воистину тогда. Ты б мне предъяву сделал, а? … Так насчет Мамеда понимать же в натуре надо. У него и местная ментяра в кулаке, на Петровку ходы есть, в мэрию вхож. Ясно ж, что мы в таких раскладах не навечно тут… Кавказской национальности, говоришь? Бычок ты, и есть бычок в натуре. Да не обижайся… Для лохов это они только. Ложить они хотели на всякую национальность, как капусту узрят…
Насчет время коротать ты прав… И что рассказчик я – дай Бог каждому… Общество-то как? Ну, хорошо…
Сначала о себе хочу сказать. Я парень не просто классный, а необыкновенный совершенно конкретно. Что 11-летку окончил? Шутишь, да? Хоть и вправду окончил, чуть медаль в натуре не получил. А необыкновенный оттого, что мысли могу читать. Вот прямо так в натуре, и всё тут. В глаза смотреть для этого, и то обычно не надо. Даже затылка обычно хватает. Или, конкретно, рук – ног. А уж понеже как рот искривится, то совсем всё, как на ладони.
Не у всех, правда, одинаково, конечно. Понеже мужик какой, вроде вас всех, или баба в возрасте, то когда как получается. А вот ежели цыпочка какая, в особенности лет 14-16, ну, 18-19 самое большее… Тогда сразу в натуре понятно всё совсем. Это у меня не сразу с детства, а как в возраст входить стал. Вроде, как Явление Свыше получилось. Проснулся однажды, во двор по ветру вышел, чувствую, всё в натуре понимаю. Так что грех был бы перед Господом нашим Иисусом не пользоваться. Неспроста же дадено именно мне было.
Почему говорю так божественно? Матушка так воспитала, что без Бога ни до порога. И отец тоже, как увидел его однажды, наставил, что Господь ни дал, все к славе Его. А еще, что матом никак нельзя, грех большой. И что Нечистого нельзя поминать, а то и явится невзначай. Так что я – ни-ни. Даже когда слышу, противно. Не лгу еще никогда. Все одно, ежели кого Господь не вразумит, правду мою за ложь примет. Сколько раз не проверял – воистину!
Так что, как в Москву из Трофимовки нашей переехали, в ястреба я совершенно конкретного превратился. Ястреб причем? Так ястреб же за цыплятами в натуре охотится. Вот и я тоже. Тем паче, это и бабки чисто конкретные приносило… Матушке в Сыромятниках комнатку, как дворничихе, выделили. Понятно, что на Курском я и охотился. Уже полгода охотился, деньжат прикопил, независимым стал.
Что деяния мои не божественны? Отчего ж? И ржать нечего! Заповедей я не нарушаю: не прелюбодействую, жену ближнего не возжелаю. А что за цыпами в натуре охочусь, так Светка, про которую рассказать хочу, как раз пример чисто конкретный. Знаете, что Иезекииль будто про нее сказал? Какой Иезекииль? Пророк, вот какой. Так сказал он: "И оставят тебя нагою и непокрытою, и открыта будет срамная нагота твоя и распутство твое и блудодейство твое". Вот так!


1. Встреча

Так я в натуре про Светку начал было. На Курском впервые ее и увидел. Как она из электрички дальней выкарабкивалась. Не знал, правда, чисто конкретно тогда, что ее Светкой зовут.
Поначалу не вполне она мне показалась. Вроде как старовата для меня, но чисто фигуриста. Как на картинке Бог одарил. Волосья длинные золотистые чуть вьются. Недаром Господь сподобил именем таким цыпу назвать. Веснушки на носу. Глазищи зеленые. А буфера чисто конкретно так выпячиваются, что вот-вот блузку прострелят. Задок в самый аккурат. Правда, не только что по мне старовата. По мне, так в цыпочке конкретная мясистость нужна. Основательность крестьянистая. Недаром Господь сказал, мол, плодитесь и размножайтесь. А понеже мясистости нет, то, как это размножаться прикажете? Дитё там в брюхе даже и не поместится, коли конкретного брюха и нет воистину. И у Иоанна. Не судите, мол, по наружности, но судите судом праведным.
Я ж тогда в настроении охотничьем был. И чисто конкретно мысли этой цыпы так читались, что некуда. За рюкзачок с чемоданчиком держится, чтоб не скрали. А сама по сторонам зыркает. Напрямик в моих мозгах ее мысли отражаются. Будто голосом она говорит. Будто не она, а я так думаю:
"Мамочки, а я-то в Москве! Вырвалась из Колокши! (Ну, из Колокши конкретно-то я не услышал, потом узнал). Как тут здорово! Свобода! А дышится-то как!"
Ну, а дальше, всякая хрень про мамашу, которая ее не пускала, сбежать пришлось. Про дядей каких-то противных, не понял тогда по началу, причем тут они. И что первый раз в Москве. А зато дальше-то самое интересное:
"Ой, а парень-то какой шикарный на меня смотрит! Вор или познакомиться хочет? Не-е, на вора не похож, значит, познакомиться", – это она обо мне, понятно. И, конкретно, неспроста.
Еще бы! Господь свидетель, прикид у меня по высшему разряду. И прическа, и дезодорант вкусный. Я всегда так, как ястребом охочусь. Ясно ж, не должен я смотреться каким-нибудь сутенером вонючим. Только помолиться надо перед охотой. И в прошении с благодарением открыть свои желания перед Богом. И тогда мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши.
Да и говорить я умею, дай Бог каждому. Сами видите. Недаром школу чуть не с медалью окончил. Так что свежие цыпочки сперва млеют на меня. Уж потом, как работа для них серьезная начинается, всё на свете проклинают, что на меня глаз положили. Что с большинством потом случается, как их Мамеду поставляю, не знаю, да и знать не хочу. Тем паче, с каждой свое удовольствие получил уж. А Мамед мне конкретно за каждую цыпу платит. До двух кусков порой. Баксов, в натуре. Это если в форме, и не слишком ее истрепал. Тоже, конкретно по всякому случается. Однажды даже полтинник пожмотничал. Хоть и во славу Господни я ухайдакал ее до того. Но это уж вовсе о другом…
– Рад тебя встретить, – без всяких предисловий Светке говорю, за руку беру, и к эскалатору. И сразу у меня в голове как взрывается что-то. Но не словами даже, а мыслями конкретно, что не понимает она, как это я так сразу. Только потом слова проявились:
"Я-то и не думала, что в Москве быстро так знакомиться принято. А все равно приятно – парень уж больно хорош. Вот если б в Колокше он, а не дяди… Он бы им показал… Но а мне-то что делать? Соглашаться знакомиться или повременить? А-то как бы не подумал, что я доступная совсем… Нет, подождать надо…"
Так чтоб совсем с панталыку сбить, и чтоб послушней была, я ей тогда еще добавляю:
– Не оглядывайся, – шепчу. – Те двое, с золотым зубом и кавказец в кепке, – сутенеры. На вокзале за молоденькими девчушками охотятся. В лапы к ним попадешь – каюк сразу.
В мозгу сразу щелк: "Ай!" – испугалась конкретно. И в мою руку вцепилась – доверие, значит. Ну, а мне такая бледная и с глазами выпученными тоже ни к чему. Внимание только привлекать. Ненужное совсем. Так что обратно успокаиваю:
– Ты голодной выглядишь. Как насчет булочки?
Видит Бог, улыбнулась сразу, оживилась, закивала сразу. А я этим своим чувством слышу – живот ей даже свело от голода.
В кафе она уже смеялась. Господь надоумил ей лапшу на уши вешать. Мол, работник социального отдела префектуры. Деньги, мол, за то платят, что девчонок с Курского, вроде нее, в обиду не допускаю. В голове опять-таки щелк:
"Вот как у них в Москве устроено. Я-то, правда, думала, парень ко мне прикадриться захотел, а тут вот как… Хорошо, что его встретила, а то бы еще тем сутенерам попалась", – короче, доверяет, верит полностью. Про себя врать хочет, насчет возраста особо. Что в Москву приехала на режиссера поступать, в Театральный (как будто есть такой!). Но что у них в Колокше школа плохая, учителей не хватает, поэтому сначала в 8-й класс хочет. Но что ей 19. Опять про дядей тоже, как в тот раз, но опять не понял, к чему они. И что работать тоже хочет, хотя где, не знает. Короче, завралась вконец, сама даже поняла. Но я виду не подаю:
– Добро пожаловать в Москву, Светочка-Веточка! – смеется. Довольная, что меня встретила.
А я дальше по Божественному наущению. Что комнатка мне выделена. Специально для таких девушек. Чтоб им пару недель было как перекантоваться. Пока толком обоснуются. И душ принять с дороги там, мол, сможешь. И объявления изучать насчет работы. И звонить, телефон там есть. Но, мол, не больше двух недель, у нас с этим строго. Тут в мозгах моих опять щелк: как про комнату упомянул, засомневалась было, уж очень здорово складывается. Мол, не бывает по жизни так гладко. Но насчет двух недель ее воистину убедило. А я уж конкретно прикидывал, как именно с ней позабавлюсь, прежде чем мальчикам Мамедовым перекину. Так прежде, чем она поняла, что и где, входим в дом, где Мамед номера держал. Но там и вид ободранный, и запах рвотный соответственно. В мозгу щелк: испугалась, рука напряглась даже, на улицу хочет:
"Не то что-то... Не может так быть… Не туда он меня привел… Вырваться… Вырваться…"
Успокаиваю:
– Ты что, у себя в Колокше не слышала по телевизору от Доренки, какой Лужок жмот и ворюга? Что на два сантиметра МКАД с Третьим кольцом заузил, а денежки прикарманил? Прошлым годом это, вроде, было. Это ж знаешь, какие миллионы с миллиардами? На них жене лошадей прикупил. Думаешь, как патронажная служба финансируется? Вот и приходится… – чуть успокоилась, но рука еще напряжена. Особо, как Витюху в золотых цепях узрела, который мне ключ от комнаты дал.
– Не суди по нему, – говорю, – и не судима будешь. С бабками в нашем отделе туговато, так что берем, что дают. В других префектурах и того нет. – Хоть и напряжена, но к комнате идет.
Зашли. Комнатка-то небольшая вовсе. Зато хоть чистая, я грязь ненавижу. Мать, слава Богу, приучила. Свет включил. А на столе шприц открыто лежит, забыл совсем. Так что быстрее дверь запирать, пока чисто конкретно не опомнилась. И ключ в карман.
Всё! Запер!!! Коли попалась, теперь кричать-визжать может сколько Господь позволит, в этом доме к чему хошь привыкли.
Рукой конкретно по ее грудям провел, вроде как случайно. Споткнулся вроде как. В мозгу дриньк, испугалась:
"Ой, куда я попала… Ой, что он делает…"
Но сейчас уж успокаивать не стал, не к чему. Москва, все-таки, это естественный отбор – выживают сильнейшие, хоть и не божественно это. Но не я ж Москвы основатель, не я ж Долгорукий Юрий Михайлович, так что воистину не ко мне базар…
Пора настала цыпой этой вплотную заняться. Быстренько Господнего соизволения попросил, толкнул ее на кровать. Здоровенную кровать, чуть не всю комнату занимала. Толкнул со всей силы, она плюхнулась конкретно. С глазенками выпученными. В голове сразу – не понимает, что такое.
Подскочил сразу, на нее уселся. Руки схватил, за голову завел. И яйцами по ее бедрышкам-животику еложу – приятно красавцу моему, хоть и через одежду. Завопила, хоть уши затыкай. Но тут уж мне все ее крики по фигу.
А за визг по мордасам хлопнул. Хорошо так, от души. Сразу белая пятерня на левой щеке отпечаталась. Заорала опять. И наяву заорала, и в мозгу. Это так заводно на меня подействовало, не передать! А она тут еще захныкала, потише, правда:
– Почему? За что? Что вы хотите?
Но мало что захныкала, еще крутиться начала, руки освободить пытается. А в голове опять щелк:
"Не насиловать же он меня собирается? Не похож вроде бы… Да и социальный работник не может, права никакого не имеет..."
А меня это заводит конкретно. Так что еще пощечину влепил, чтоб голосок подала, а потом ручками ее занялся. Понеже цыпа хоть немного не кричит и не борется, никакого кайфа нет. Это как труп мучить, а я не некрофил. Как у Исаии, знаете? "От этого чресла мои трясутся, муки схватили меня. Я взволнован от того, что слышу, я смущен от того, что вижу".

 
Главы "Охотника": 06. Распорка 12. Канцтовары
01. Встреча 07. Уксус 13. Одёжка
02. Подготовка 08. Двустволка 14. Телята
03. Дяди 09. Мойка 15. Зрелище
04. Цыпа-табака 10. Лампочка 16. Обслуживание
05. Туалет 11.Плетка 17. Прощание

Вернуться: в Нетленку, на главную