eng | pyc

  


Глава Х, в которой рассказывается об огненной забаве Крулла с молодой египтянкой

Потому приказал он, чтобы еще ребенка одного малолетнего к костру его привели.
Два воина с места тотчас сорвались и египтянку прекрасную пред ним поставили.
Стройную, с прямыми длинными волосами черными и лица чертами тонкими.
По знаку Крулла, тунику сняв, обнажили воины у него на глазах невольницу молодую.

Постарше Ооты египтянка оказалась, не меньше, чем лет двенадцать ей было,
Потому уж выросли плотные груди маленькие, увенчанные сосками темными,
Хоть и светлей, чем у нубийки. Холмик Венеры ее детский выбритым чисто оказался,
Отчего вульвы разрез виден высокий, почти весь лобок вертикально пересекающий.

Сказал Крулл, под Оотой скачущей лёжа расслабленно, что видеть хочет страдания
Египтянки молодой и крики слышать, о смерти от боли гильветов умоляющие.
Трое воинов сильных тогда к ней подступили. Двое за щиколотки невольницу взяли
И вверх их подняли, широко ноги ей в стороны растянув между собой изо всех сил.

Третий же палку в кулак толщиной из костра достал и конец ее не загоревшийся
В анальное отверстие египтянки глубоко засунул, чтоб факел сам в ней держался.
Назад отступив и на длинные волосы ее черные, по песку раскинувшиеся, встав,
Огонь на палке, в невольницу вставленной, воздуха набравши, раздувать стал.

Запылал ярко факел меж ног египтянки расставленных, она же так закричала,
Что у всех костров, гильветами разожженных, на ее вопль отчаянный оглянулись,
Хоть пока не от жара она кричала, а лишь от ужаса, факелом вызванного,
И от боли в отверстии анальном, грубой палкой сучковатой причиненной.

Пару лишь выдохов на факел успел третий воин сделать, как огонь открытый
Новые палки участки сумел захватить, и вся она пламенем ярким загорелась.
Остановился огонь лишь у ануса египтянки, его поджаривая, и искры сверкающие
Рассыпая на ноги, на холм Венеры и на ягодицы ее, широко разведенные.

Оттого бедра с ягодицами краснеть заметно начали, новые крики ее вызывая.
Крулл же недостаточным счел, что египтянка молодая лишь снаружи согревается,
Анусом своим палку туго обжав, тем самым огню внутрь проходить не давая,
Потому руки жестом воинам своим на колесницу римскую разрушенную указал.

Без слов поняли его гильветы, вождю послушные, ибо из колесницы торчала
Ось бронзовая, римлянами, на металлы расточительными, туда установленная.
Факел, в египтянку вставленный, почти прогорел, когда толстую ось бронзовую
В шесть локтей длиной воины к Крулла костру принесли, осью той факел заменив.

Из ануса египтянки теперь длинная ось торчала, на пол-локтя внутрь проходя.
На ноги пленницу тогда поставили и вперед нагнули, спиной к костру поставив,
Чтоб новый хвост бронзовый, из голой девочки зада стройного далеко выступающий,
И до отказа в нее погруженный, в жарком пламени костра огромного нагревался.

Когда жар металла раскаленного в утробу ее пошел, пуще прежнего завопила
Невольница, хоть отодвинуться, если не убежать, от пытки огнем пытаясь.
Но твердо воины сильные ее держали, ни на ступню от костра отодвинуться
Не давая - наоборот, с каждым криком все ближе к пламени ее придвигая.

Жар же внутренний, от сфинктера и кишок идущий, всё сильней по египтянке
Распространялся - сначала лицо и шея краской налились, а из глаз слезы хлынули,
Затем стоять сил не осталось, ноги ее подкосились, на корточки упасть попыталась.
Но воины ее под груди с жара обвисшие подхватили, хвостом в костер пододвинули.

Как ось бронзовая цвет от нагрева менять стала, звуки услышали вокруг все
От жира подростка нутряного скворчащего, а потом всплески пламени увидели,
Вырывающиеся из ануса вдоль хвоста раскаленного. Набок голова египтянки упала,
Глаза закатились, ибо сознание она потеряла от жарки кишок своих внутренней.

Удовлетворены этим воины остались, отпустили ее и на спину разрешили упасть,
В расслабленности бессознательной ноги в стороны похотливо раскидывая,
Будто взять себя предлагая, в надежде за это от стержня бронзового избавиться,
А из вульвы ее распахнутой соки женские пошли, на ось падая и паром исходя.

Один воин сначала, другой затем, по головне пылающей из костра вынули,
И по очереди в вагину раскрытую затолкав, огонь затушили, проведя напоследок
По губам вульвы всей, и холму Венеры заодно, дабы осушить полностью жидкости,
Из междуножья пухлого невольницы прекрасной выливающиеся непроизвольно.

Потом, стержень раскаленный из нее вынув, мечи воины с обеих сторон воткнули
В груди прекрасные невольницы еще живой, и, в воздух за них тело приподняв,
К откинувшемуся под скачущей Оотой Круллу поднесли, к лицу его междуножьем
Прожаренным, дабы вкусом мяса живого вульвы молодой насладиться он смог.

За ягодицы горячие прижал к себе вождь египтянку, кровью из грудей сочащуюся,
И, рот открыв широко, зубами мяса прожаренный сочный кусок из ее гениталий
Выдрал, а прожевав, еще один, выше, с холма Венеры. Кивком довольным оценил
Крулл работу воинов своих, ибо как любил он приготовлено мясо вульвы было.

Самый восхитительный вкус гильветов вождь находил в нежных складочках
И клиторе гениталий детских, в огне запеченных, когда заживо ребенок жарился,
И заживо же на вкус опробовался, хоть и редко ему доставалось лакомство это.
Мечтал же о том, чтоб в сознании был до конца ребенок, и на еду эту смотреть мог.

Тут же лишь Оота закуски его зрителем оставалась, и судьбы египтянки опасаясь,
Быстрее и глубже на пенисе огромном вождя заскакала, болью в анусе растянутом
От страха за жизнь свою пренебрегая полностью, лишь, нимфоманке уподобясь,
Соски свои перед ним теребила и улыбалась обольстительно Круллу ужасному.

Ибо мудра была нубийка десятилетняя, до той поры в живых еще оставшаяся.
Понимала она, что интерес к себе постоянный Крулла должна поддерживать,
Что возбужден ею постоянно он быть должен. Если ж от скуки иль пресыщения
Ослабеет в ней эрекция его, развлечению вождя яростному жизнь ее отдана будет.

Египтянка же молодая, живая еще, вульвы губ, клитора и Венеры холма лишенная
Крулла зубами, с мечей гильветов, сквозь груди ее проходящих, в ревущий костер
Движением двух воинов согласованным была брошена. Поверх же тела ее несколько
Свежих бревен закинули, дабы быстрее прогорел ребенок уже использованный.

Крик последний из костра раздался, но смолк быстро. Удачлива была девочка,
Что смерть приняла недолгую, благословением у гильветов это считаться могло.
Вкусной она оказалась и запеченной в меру, быстро и легко мучилась потому.
Другим так в эту ночь не повезет, как ей, пытки гильветов долгие перенося.

Перейти к главе I II III IV V VI VII VIII IX XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII XXIII XXIV
Вернуться: в Нетленку, на главную